Поворот исполнения решения суда

– Верховный Суд Республики Беларусь

Поворот исполнения решения суда

     дело: № 03н-1639/2018 г.

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

25 октября 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего ……………, судей коллегии: ………….., …………..

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на определение суда Октябрьского района г.

Витебска от 5 февраля 2018 года по заявлению ООО «К… Л…» о повороте исполнения решения и определение судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 5 марта  2018 года.

Заслушав доклад председательствующего, объяснение представителя истца – Ш.Я.В., просившей протест оставить без удовлетворения, мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь …………, поддержавшей доводы протеста, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

ООО «К… Л…» в заявлении указало, что определением судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 24 ноября 2016 года было изменено решение суда Октябрьского района г. Витебска от 17 октября 2016 года по спору между Ш.В.Ф. и ООО «К… Л…» о взыскании командировочных расходов.

Сумма взысканных с ООО «К… Л…» в пользу Ш.В.Ф. командировочных расходов была увеличена до 5 643,92 евро, а сумма госпошлины в доход государства – до 592,46 рублей. В декабре 2016 года решение суда было исполнено.

26 октября 2017 года определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь вынесенные по делу судебные постановления были отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При повторном рассмотрении суд Октябрьского района г.

Витебска 22 ноября 2017 года вынес решение об отказе Ш.В.Ф. в иске, которое 4 января 2018 года судом второй инстанции было оставлено без изменения

В связи с этим ООО «К… Л…» просило произвести поворот исполнения решения суда и возвратить выплаченные истцу 5 643,92 евро, а также государственную пошлину в размере 592,46 рублей.

Определением суда Октябрьского района г. Витебска от 5 февраля 2018 года произведен поворот исполнения решения суда Октябрьского района г. Витебска от 17 октября 2016 года в части взыскания с ООО «К… Л…» госпошлины в доход государства в размере 592 рублей 46 копеек.

В остальной части заявление ООО «К… Л…» оставлено без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 5 марта 2018 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В протесте ставится вопрос об отмене вынесенных по делу судебных постановлений в части отказа ООО «К… Л…» в удовлетворении заявления о повороте решения суда, касающегося взыскания в пользу Ш.В.Ф. командировочных расходов в сумме 5643,92 евро.

Протест не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что определением судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 24 ноября 2016 года было изменено решение суда Октябрьского района г.

Витебска от 17 октября 2016 года по спору между Ш.В.Ф. и ООО «К… Л…» о взыскании командировочных расходов. Взысканная с ООО «К… Л…» в пользу Ш.В.Ф.

сумма командировочных расходов была увеличена до 5 643,92 евро, а сумма госпошлины в доход государства – до 592,46 рублей.

15 и 16 декабря 2016 года решение суда, с учетом внесенных в него изменений, было исполнено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь от 26 октября 2017 года вынесенные по делу судебные постановления, в том числе и постановление президиума Витебского областного суда от 24 мая 2017 года, были отменены, а дело направлено на рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суд Октябрьского района г. Витебска 22 ноября 2017 года вынес решение, которым отказал Ш.В.Ф. в удовлетворении иска. Определением судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 4 января 2018 года решение оставлено без изменения.

Разрешая заявленные ответчиком требования о повороте исполнения судебного постановления, суд обоснованно руководствовался ст. 466 и 467 ГПК Республики Беларусь.

Согласно ч. 3 ст.

467 ГПК Республики Беларусь в случае отмены в порядке надзора судебных постановлений по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых и связанных с ними отношений, по требованиям о выплате авторского вознаграждения, о взыскании алиментов, расходов, затраченных государством на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении, о взыскании сумм в возмещение вреда, причиненного гражданину увечьем или иным повреждением здоровья, поворот исполнения судебного постановления допускается, если отмененное судебное постановление было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Отказывая ООО «К… Л…» в повороте исполнения решения суда Октябрьского района г. Витебска в части взыскания в пользу Ш.В.Ф. командировочных расходов, суд сослался на то, что отмененное судебное постановление не было основано на сообщенных им ложных сведениях или представленных подложных документах.

Доводы протеста о необоснованности вывода суда, являются несостоятельными.

Из исследованных судом материалов дела видно, что при повторном разбирательстве, суд отказал Ш.В.Ф. в иске не в связи с необоснованностью его требований, а по мотиву пропуска срока исковой давности, о применении которого просил ответчик.

Доказательств, которые бы опровергали правильность вывода суда, протест не содержит.

Не были предоставлены такие доказательства и представителем ООО «К… Л…» в ходе рассмотрения заявления о повороте исполнения решения суда.

Нельзя согласиться и с доводом протеста о том, что суду следовало разрешить вопрос о повороте исполнения решения по правилам ст. 466 ГПК, а не на основании ст. 467 ГПК, которая регулирует вопросы о повороте исполнения судебного постановления судом апелляционной и надзорной инстанции.

Из содержания ст. 466 ГПК следует, что она регулирует общие вопросы рассмотрения заявления о повороте исполнения судебного постановления. В то же время ст. 467 ГПК содержит перечень дел и оснований, которые исключают возможность применения поворота исполнения судебного постановления независимо от того, судом какой инстанции данный вопрос разрешается.

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ст. 447 ГПК республики Беларусь судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

определение суда Октябрьского района г. Витебска от 5 февраля 2018 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 5 марта 2018 года оставить без изменения, а протест прокурора – без удовлетворения.

Председательствующий:                                                …………………..

Судьи коллегии:                                                              …………………..

                                                                                           ………………….

Источник: http://www.court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/acts_vs/civil/2851efa84f8f459b.html

Поворот исполнения решения суда по гражданскому делу

Поворот исполнения решения суда

Санкт-Петербургский государственный университетКафедра гражданского процесса Поворот исполнения судебного решения по гражданскому делу Выпускная квалификационнаяработастудента 2 курса магистратурыочной формы обученияКузнецовой Марины Игоревны Научный руководитель:доцент, кандидат юридических наукШварц Михаил Зиновьевич Санкт-Петербург

2016 годОглавление Введение…………………………………………………………………………………………………… 3Глава I. Правовая природа института поворота исполнения судебногорешения………………………………………………………………………….

…………….6§1. Понятие и значение поворота исполнения судебного решения………. 6§2. Основания и порядок применения поворота исполнения судебногорешения………………………………………………………………………………………15Глава II.

Поворот исполнения судебного решения по неимущественнымспорам ……………………………………………………………………………………… 32§1.

Допустимость использования поворота исполнения судебныхрешений по неимущественным спорам: обзор теоретическихподходов и практических решений……………………………………………. 32§2.

Аннулирование и восстановление регистрационной записи о правена недвижимое имущество или сделки с ним посредствомосуществления поворота исполнения судебного решения (анализправовой позиции Президиума ВАС РФ)……………….…….. 44 Заключение…………………………………………………………………….. 66 2

Список использованной литературы…………………………………………. 71 ВведениеГражданским процессуальным и арбитражным процессуальнымзаконодательством Российской Федерации предусмотрены условия и порядокприменения такого института как поворот исполнения судебного решения.

Данный институт предназначен для исправления допущенных в ходеразбирательства судебных ошибок, который предусматривает возможностьвозвращения ответчику всего того, что было с него взыскано в пользу истцапо отмененному впоследствии судебному акту.

С отменой исполненногорешения теряет свое значение юридическая сила этого решения, поэтому всеправовые последствия отмененного решения должны быть исправлены.

Именно этой задаче и служит институт поворота исполнения судебногорешения, поскольку истец по раннее рассмотренному иску уже являетсянезаконным обладателем имущества (или права), а поэтому сохранениеправового состояния по исполненному решению является неправомерным.

Установленный на законодательном уровне механизм, с помощью которогоосуществляется «обратное исполнение», является одной из гарантий права насудебную защиту, которое может быть реализовано ответчиком и должнобыть обеспечено эффективными средствами правовой защиты.

Институт поворота исполнения судебного решения призвангарантировать восстановление прав ответчика в связи с исполнениемотмененного впоследствии судебного решения. В независимости от того, вкаком порядке отменен судебный акт, любые неблагоприятные для ответчикапоследствия его действия должны быть устранены. При этом отменаошибочного судебного акта без возможности защиты реального правовогоинтереса путем приведения сторон в прежнее состояние нивелирует самоправо на обжалование судебного акта. В этой связи возникает правоваянеопределенность: можно ли рассматривать институт поворота исполнения3

судебного решения как универсальный институт, который может бытьприменим во всех случаях, когда исполненный судебный акт отменен.Актуальность темы выпускной квалификационной работы обусловленаотсутствием на данный момент четкого и полного законодательногорегулирования института поворота исполнения судебного решения.

Преждевсего ответа требует вопрос о том, могут ли быть у ответчика на путиосуществления права на поворот исполнения решения суда какие-либопрепятствия, если все установленные законом основания для поворотаисполнения судебного решения формально наличествуют и неблагоприятныепоследствия в связи с исполнением отмененного судебного акта наступили.

П р а кт и ч е с ка я з н ач и м о с т ь д а н н о го и с с л ед о ва н и я о бу с л о вл е н апротиворечивой судебной практикой, порождающей немало вопросов опорядке применения данного института, прежде всего связанных свозможностью осуществления поворота исполнения судебных актов,принятых по неимущественным спорам.

Также является спорной вправоприменительной практике ситуация, когда ответчику необходимообязать государственные органы, осуществляющие государственнуюрегистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним аннулироватьрегистрационную запись, внесенную в государственный реестр на основанииотмененного судебного решения, в порядке поворота исполнения судебногорешения.

Цель настоящей выпускной квалификационной работы — исследованиезакономерностей, выявление и анализ наиболее важных, дискуссионныхпроцессуальных и материальных аспектов, связанных с осуществлениемповорота исполнения судебного решения.Для реализации этой цели определены следующие задачи:1.

определение значения института поворота исполнения судебногорешения как способа защиты прав ответчика;2. изучение правовой природы института поворота исполнения судебногорешения и его места в процессуальном праве;4

3. исследование вопросов осуществления поворота исполнения вп р а в о п р и м е н и т е л ь н о й п р а кт и ке в р а м ка х д е й с т ву ю щ е гозаконодательства;4. разработка предложений по реформированию действующегозаконодательства.Теоретической основой исследования послужили работы следующихавторов: Аболонина В.О., Антоновой С.А., Бутовского А.Н.

, Громова Н.А.,Губанова В.А., Дерновой Д.В., Жуйкова В.М., Крашенинников П.В.,Макарова И.А., Масленникова М.Я., Муранова А.И., Павловой Л.Н.,Петрухиной Т.А., Треушников М.К. Цыбулевской О.И., Чечиной Н.А. идругих.

Правовую основу настоящего исследования составили КонституцияРФ, действующее законодательство и анализ правоприменительной практикиарбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Для исследования правовой природы института поворота исполнениясудебного решения, автор полагает необходимым раскрыть в настоящейработе понятие и значение института поворота исполнения судебногорешения; основания и порядок осуществления поворота исполнениясудебного решения, установив, что включает в себя право на повороти с п ол н е н и я суд е б н о го р е ш е н и я , од н о з н ач н о л и тол ку ют с я вправоприменительной практике основания для осуществления поворотаисполнения судебного решения. Также необходимо раскрыть пределыосуществления права на поворот исполнения, установив возможно ли, и вкаких случаях, осуществление поворота исполнения судебного решения,принятого по неимущественному спору, а также проанализировав правовуюпозицию Президиума Высшего Арбитражного Суда по этому вопросу.Судебная практика свидетельствует об отсутствии единого подхода крешению большинства указанных выше вопросов, что связано, в том числе, снесовершенством законодательного регулирования, а также с отсутствиемединообразного толкования действующего закона. В настоящем исследовании5

выявляются существенные недостатки законодательного регулированияинститута поворота исполнения, предлагаются способы разрешенияимеющихся неясностей при осуществлении правоприменительной практики,а также выдвигаются предложения о реформировании данного института.Глава I.

Правовая природа института поворота исполнения судебногорешения в гражданском и арбитражном процессе§1. Понятие и значение поворота исполнения судебного решенияПод поворотом исполнения судебного решения понимаетсявосстановление в судебном порядке прав и законных интересов ответчика,нарушенных исполнением решения, отмененного впоследствии судом.

Вместо отмененного решения принимается новое, в связи с чем, ответчикимеет право потребовать восстановления первоначального положения ивозврата ему того, что было передано истцу.

Под возвращением впервоначальное положение понимается то имущественное положение,которое стороны занимали по отношению друг к другу до исполнениясудебного решения по существовавшему между ними гражданскому спору.

В юридической литературе институт поворота исполнениярассматривается как одна из форм процессуальной защиты гражданскихправ, такой институт фактически представляет собой разновидностьреституции, когда стороне спора возвращается всё, что было взыскано послеотмены судебного акта, послужившего правовым основанием для взыскания.Так, Дернова Д.

, указывает, что с таким узким определением понятия«реституция» – возврат всего полученного сторонами по сделке какпоследствие признания сделки недействительной — согласиться трудно. «Inintegrum restituire» означает «восстанавливать в первоначальное положение»,т.е. каждый вновь должен обладать своим правом, которым обладал донарушения. Нарушение права может иметь место различными действиями,актами и т. д. Таким актом и является исполненное судебное решение,6

Источник: https://nauchkor.ru/pubs/povorot-ispolneniya-resheniya-suda-po-grazhdanskomu-delu-587d366c5f1be77c40d58eff

Применение судами норм процессуального права о повороте исполнения судебных актов

Поворот исполнения решения суда

С другой стороны, поворот исполнения имеет и свое материальное выражение, поскольку в рамках соответствующих процедур происходит возврат спорящих сторон в первоначальное состояние путем принудительного перемещения материальных благ (денежных средств, иного имущества) от истца к ответчику.

Соответствующие отношения при условном абстрагировании от их процессуальной составляющей (и того факта, что «реституция» сторон производится при участии государства в лице суда и судебного пристава-исполнителя) могут быть описаны на материально-правовом языке, с использованием категорий гражданского, налогового, трудового и т.д.

права, иллюстрацией чему могут служить самые элементарные примеры. Так, взыскание денежного долга из долговой расписки в случае отмены вынесенного решения и принятия судебного акта в пользу ответчика может быть описано в категориях неосновательного обогащения (гл.60 Гражданского кодекса РФ).

Принудительная передача вещи по якобы существующему между ответчиком и истцом договору в условиях, когда наличие такого договора опровергнуто итоговым судебным актом, может рассматриваться как порождающая у ответчика виндикационное притязание (ст. 301 ГК РФ).

Необоснованное взыскание налога, налоговых пени или штрафа – как приводящая к возникновению требования из статьи 79 Налогового Кодекса РФ (далее – НК РФ).

Вследствие этого возникает принципиальный вопрос о том, в каком ключе необходимо квалифицировать эту имущественную составляющую отношений сторон по повороту исполнения судебного акта.

Следует ли игнорировать их материально-правовой элемент и исключать применение к ним соответствующих положений материального права, замыкая истца и ответчика на правила, содержащиеся в вышеуказанных процессуальных законах.

Либо же рассматривать процессуальные нормы о повороте исполнения лишь в качестве служебных, то есть устанавливающих процедурную рамку для осуществления обратных притязаний ответчика к истцу, в то время как сами эти притязания квалифицировать в их обычном материально-правовом качестве (т.е.

как кондикцию, виндикацию, требование по возврату излишне взысканного налога и т.д.) – с тем только уточнением, что фактом-основанием их возникновения будет являться исполнение впоследствии отмененного решения суда.

Вне зависимости от того или иного научного подхода к данному вопросу, – здесь могут быть высказаны различные суждения, – важно понимать, как на него отвечают суды при рассмотрении конкретных дел и при формулировании руководящих разъяснений (на уровне высших судов), ибо от этого зависит целый ряд практических последствий, связанных с применением соответствующего правового института. Проиллюстрируем это рядом примеров.

Во-первых, различное понимание правовой природы притязания ответчика по возврату необоснованно взысканного (далее – «реституционное притязание», «реверсивное притязание») предопределяет неоднозначность в вопросе о том, является ли процедура поворота исполнения единственной процессуальной формой, предназначенной для преодоления имущественных последствий судебной ошибки в отношениях между истцом и ответчиком. Если настаивать на специальной природе реверсивного притязания, задачей которого является исключительно restitutio ad integrum (т.е. устранение факта действия ошибочного решения вне зависимости от материально-правовой картины происходящего), предусмотренный ст.ст.325 – 326 АПК РФ, ст.ст. 443 – 445 процессуальный порядок должен восприниматься в качестве эксклюзивного для достижения вышеуказанной цели. Если, напротив, видеть в нем обычное материально-правовое требование, пригодное к квалификации в качестве кондикционного, виндикационного и т.д., нельзя исключать возможность использования обычных средств защиты для его осуществления, а именно – иска (кондикционного, виндикационного и т.д.). При том, что заявление о повороте исполнения, с этой точки зрения, представляется пускай и пригодным (а в смысле быстроты и удобства – оптимальным), но не исключительным средством преодоления последствий материального действия ошибочного решения.

Во-вторых, различное понимание природы реверсивного притязания допускает существование различных подходов к вопросу о том, возможно ли обременение истца не только обязанностью по возврату ошибочно присужденного, но и дополнительными обязанностями, связанными с удержанием им недолжно полученного.

Опять-таки, исключение соответствующего притязания из числа функционирующих по общим правилам материального законодательства допускает в числе возможных вывод о том, что возврат недолжно полученного исчерпывает бремя имущественных обязанностей истца перед пострадавшим ответчиком.

В то время как обратный взгляд открывает дорогу для присуждения истца не только к «реституции», но и к возмещению убытков (ст. 393 ГК РФ), уплате процентов годовых (ст. 395, п.2 ст. 1107 ГК РФ), возврату полученных доходов и плодов (п.1 ст. 1107, ст. 303 ГК РФ) и т.д.

Наконец, возможен и промежуточный взгляд, согласно которому дополнительные обязательства, хоть и возникают, однако не в момент недолжного перемещения материальных благ от ответчика к истцу по ошибочному судебному акту, а в момент принятия и вступления в законную силу судебного акта о повороте исполнения.

В-третьих, различное понимание природы реверсивного притязания ставит вопрос о том, как соотносятся между собой нормы процессуального права, регулирующие порядок их осуществления, и нормы соответствующих материально-правовых институтов, в терминах которых такие притязания могут быть выражены.

Наиболее очевидным примером здесь является коллизия между п.3 ст.

1109 ГК РФ, согласно которой заработная плата и приравненные к ней платежи и другие денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, не могут рассматриваться в качестве неосновательного обогащения и не подлежат возврату, и ч.3 ст. 445 ГПК РФ, согласно которой возврат ошибочно присужденной работнику заработной платы допускается без ограничений в случае, если решение, на основании которого был осуществлен соответствующий платеж, было отменено в порядке апелляционного пересмотра.

Исследование того, как эти и ряд других вопросов, касающихся института поворота исполнения, решаются на практике, и будет составлять предмет настоящего мониторинга.

Объем работы, естественно, не предполагает охвата всего диапазона суждений, высказанных судами при разрешении конкретных дел, однако является достаточно репрезентативным для того, чтобы у читателя сформировалось общее представление об имеющихся трендах.

Изученные материалы могут рассматриваться в качестве эмпирической основы для последующих научных изысканий по описанной проблематике, а также как вспомогательный источник для принятия решений по возможному реформированию института поворота исполнения в будущем.

1. Правовая природа реверсивного притязания

По вопросу о правовой природе реверсивного притязания суды высказывают различные точки зрения.

С одной стороны, существует целый ряд источников, в рамках которых требования ответчика о возврате недолжно полученного истцом рассматриваются как разновидность обычных материально-правовых притязаний, возникающих в связи с нарушением имущественной сферы обладателя соответствующих материальных благ, что допускает возможность их стандартной материально – правовой квалификации (напр., как требований из неосновательного обогащения). С другой стороны, есть тенденция рассматривать соответствующие отношения в качестве специфических, находящихся за пределами регулирующего воздействия стандартных материально-правовых институтов. Как правило, суды, придерживающиеся соответствующей точки зрения, характеризуют правоотношения по возврату неосновательно присужденного в качестве «исполнительских», противопоставляя последние таким типичным, опосредующим защиту пострадавшего собственника правоотношениям, как правоотношения по кондикции, виндикации и т.д.

Источник: http://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/zawita-chesti-dostoinstva-i-delovoj-reputacii/item/437-primenenie-sudami-norm-protsessualnogo-prava-o-povorote-ispolneniya-sudebnykh-aktov

Кс подтвердил невозможность поворота исполнения решения суда по регрессному иску

Поворот исполнения решения суда

12 ноября Конституционный Суд вынес Постановление № 40-П, в котором разъяснил, что абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ не может служить основанием для поворота исполнения решений суда о взыскании в пользу гражданина предусмотренных Законом о страховании от несчастных случаев ежемесячных страховых выплат в случае отмены таких судебных решений в кассационном или надзорном порядке.

Как ранее писала «АГ», в 2000 г. Владимир Волосников, работая в шахте, стал инвалидом. Работодатель издал приказ о назначении ему выплаты в возмещение вреда здоровью исходя из заработка за последние 12 месяцев работы, определив размер выплаты в 1,5 тыс. руб. Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования назначило ему аналогичные выплаты.

Впоследствии Волосников выяснил, что у него была законная возможность заявить о необходимости исчислять суммы страховых выплат с учетом устойчивых изменений его зарплаты, улучшающих имущественное положение заявителя. В таком случае ежемесячные выплаты с учетом индексации должны были составить на дату их назначения 2,8 тыс. руб., а на 1 марта 2014 г. – около 50 тыс. руб.

Судебное разбирательство и поворот решений

Владимир Волосников обратился в Таштагольский городской суд с заявлением о назначении ему с 1 марта 2014 г. ежемесячной страховой выплаты в указанном размере бессрочно с последующей индексацией.

Также он просил взыскать с ФСС задолженность по страховым выплатам за период с 13 января 2000 г. по 1 марта 2014 г. в размере более 2 млн руб. и их индексации за период с апреля 2000 г. по ноябрь 2013 г.

в размере более 1 млн руб.

24 апреля 2014 г. суд удовлетворил иск и выдал исполнительный лист. С доводами первой инстанции согласилась и апелляция. Однако Верховный Суд Определением № 81-КГ15-1 от 23 марта 2015 г. решения нижестоящих судов отменил и указал, что виновное поведение страховщика не подтверждалось имевшимися в деле доказательствами.

КС рассмотрит еще одну жалобу на поворот исполнения решения суда по выплатам ФСС гражданинуЗаявитель просит признать норму ст. 445 ГПК РФ неконституционной, поскольку она позволяет взыскать с гражданина выплаченные ему от соцстраха суммы в счет возмещения вреда здоровью

В связи с этим ФСС обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения суда в части взыскания индексации ежемесячных страховых выплат, однако и первая инстанция, и апелляция отказали в удовлетворении требований Фонда. Постановлением президиума Кемеровского областного суда были отменены решения нижестоящих судов и произведен поворот исполнения решения Таштагольского городского суда от 24 апреля 2014 г.

Далее Фонд обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения в части присужденных заявителю сумм недоплаты по ежемесячным выплатам в размере 2,4 млн руб. Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении требований, однако ВС РФ вновь отменил их решения.

В частности, Верховный Суд указал, что Фонд и Волосников не являются субъектами обязательств вследствие причинения вреда, поскольку ФСС непосредственным причинителем вреда здоровью гражданина не является и каких-либо противоправных действий по отношению к нему не совершал.

ВС отметил, что при рассмотрении дела по иску Волосникова к ФСС судом разрешался спор о недоплате страховых выплат; решение о возмещении вреда, причиненного его здоровью, поворот исполнения решения которого возможен в силу абз. 2 ч. 3 ст.

445 ГПК РФ, только если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах, судом не принималось.

Также Суд указал, что денежные суммы, выплаченные Фондом Волосникову по исполнительным листам, не являются по своей правовой природе денежной компенсацией в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья и, по смыслу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ, не относятся к видам выплат, в отношении которых установлены ограничения по обратному взысканию.

На основании решения ВС суд первой инстанции взыскал с Волосникова недоплату страховых выплат и ежемесячные страховые выплаты в размере 2,4 млн руб. Апелляция решение поддержала. Определением судьи Кемеровского областного суда было отказано в передаче кассационной жалобы в суд. ВС также отказал в передаче жалобы в суд.

Позиция Конституционного Суда по сложившейся ситуации

В своей жалобе в КС Владимир Волосников указал, что абз. 2 ч. 3 ст.

445 ГПК РФ не соответствует Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет по заявлению государственного органа производить поворот исполнения решения суда о присуждении лицу ежемесячных страховых выплат по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, когда это лицо не способствовало их получению своими виновными действиями, однако данное решение отменено вышестоящим судом со ссылкой на то, что право на соответствующие выплаты реализуется в рамках отношений по обязательному социальному страхованию, а не отношений по возмещению вреда здоровью.

По данному делу Институтом права и публичной политики также было подготовлено экспертное заключение amicus curiae.

Вынося постановление, Конституционный Суд указал, что поворот исполнения решения суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, допускается только в случаях, когда отмененное решение принято вследствие действий самого истца, прямо указанных в ч. 3 ст. 445 ГПК РФ.

КС РФ указал, что предусмотренные Законом о страховании от несчастных случаев ежемесячные страховые выплаты застрахованным лицам в связи с наступлением страхового случая в установленном размере, в том числе с учетом его индексации, являясь одним из видов обеспечения по страхованию, направлены на возмещение вреда, причиненного здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору.

Суд отметил, что предназначение этого обеспечения в механизме правового регулирования и его целевую направленность не меняет то обстоятельство, что оно предоставляется ФСС РФ как особым субъектом соответствующих правоотношений.

«Гражданин, получивший в порядке исполнения судебного решения ежемесячные страховые выплаты, предусмотренные данным федеральным законом, не должен претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий в случаях, если это решение отменено судом кассационной или надзорной инстанции как ошибочное, при том что отмененное решение не было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах», – указал Суд.

КС запретил взыскивать излишне уплаченную по ошибке пенсию по инвалидностиКонституционный Суд указал, что ответственность за это несет не гражданин, а бюро медико-социальной экспертизы и Пенсионный фонд

КС РФ отметил, что соответствующий подход нашел отражение в ст.

1109 ГК РФ, согласно подп.

3 которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения суммы в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Суд сослался на Постановление от 26 февраля 2018 г. № 10-П, о котором ранее писала «АГ», и отметил, что предусмотренное гл. 60 ГК РФ правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения, а значит, и его ст.

1109 не исключают использования института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы и обеспечения тем самым с его помощью баланса публичных и частных интересов, отвечающего принципам равенства и справедливости.

Следовательно, указал КС, судам при рассмотрении в конкретном деле вопроса о возможности поворота исполнения судебного решения, отмененного в кассационном или надзорном порядке, о присуждении ежемесячных страховых выплат, предусмотренных Законом о страховании от несчастных случаев (в том числе с учетом их индексации), исходя из их общего предназначения – в системе действующего правового регулирования – с суммами, выплачиваемыми работодателем в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работника, по правилам, определенным гл. 59 ГК РФ, следует руководствоваться абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ.

На основании этого Конституционный Суд постановил признать абз. 2 ч. 3 ст.

445 ГПК РФ не противоречащим Конституции, поскольку – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – содержащееся в нем положение не может служить основанием для поворота исполнения решений суда о взыскании в пользу гражданина предусмотренных Законом о страховании от несчастных случаев ежемесячных страховых выплат в установленном данным законом размере, в том числе с учетом их индексации, в случае отмены таких судебных решений в кассационном или надзорном порядке, при условии, что отмененное решение не было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах. КС РФ также указал на то, что дело Волосникова подлежит пересмотру.

Мнение представителя заявителя и Института права и публичной политики

Представитель Владимира Волосникова, адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст отметила, что позиция КС совпадает с доводами жалобы, так как ежемесячные страховые выплаты, которые ФСС РФ производит пострадавшим на производстве, являются по своей правовой природе выплатами по возмещению вреда, причиненного здоровью граждан.

«По сути, дается толкование очевидным понятиям. Тот факт, что данный вопрос стал предметом рассмотрения в Конституционном Суде, говорит об уровне нашей судебной системы, о ее ангажированности.

Очевидно для каждого адвоката, что, если бы на стороне ответчика была государственная организация, таких трактовок действующего законодательства в принципе не могло возникнуть», – указала Ирина Фаст.

Она отметила, что вся предшествующая практика по данной статье была разумна и последовательна до возникновения вопроса о споре между государственным учреждением – ФСС РФ и слабой стороной в процессе – людьми, получающими страховые выплаты за трудовые увечья.

«Я полагаю, что Верховный Суд РФ и все судьи на местах четко и недвусмысленно понимали толкование оспариваемой нормы права, что это по правовой природе выплаты в счет возмещения вреда жизни и здоровью. Это не была судебная ошибка, это было политическое решение, направленное на защиту государственного учреждения за счет самых слабых – инвалидов, всю жизнь отработавших на заводах и фабриках. Для принятия такого решения потребовалось вмешательство Верховного Суда РФ, который последовательно отменял определения нижестоящих судов об отказе ФСС РФ в заявлениях о поворотах исполнения решений и сформулировал правовую позицию по данной категории дел: “необходимо принимать во внимание… государственную политику экономии бюджетных средств”, “денежные суммы, выплаченные ФСС РФ по исполнительным листам, не являются по своей правовой природе денежной компенсацией в возмещение вреда”, “удержание (гражданином) денежных средств представляет собой реализацию противоправного интереса, который правовой защите не подлежит”. Данная правовая позиция ВС РФ была в дальнейшем воспроизведена судами общей юрисдикции при рассмотрении дел о поворотах. И примеров такого выгодного “толкования” много», – указала Ирина Фаст.

Она отметила, что в своем обращении в Конституционный Суд просила разрешить вопрос не только в отношении Волосникова, но и в отношении других граждан, пострадавших от аналогичной ситуации. «К сожалению, КС данный вопрос не разрешил. Также КС исключил вопрос о взыскании судебных расходов из предмета рассмотрения.

Мы будем обращаться с ходатайством о разъяснении постановления в этой части, чтобы добиться понимания позиции суда.

По делам других пострадавших, поворот решений в отношении которых еще не исполнен или исполнен частично, мы планируем продолжить работу – возможно, с перспективой доведения их дел до Конституционного Суда РФ», – пояснила адвокат.

Старший юрист ИППП Ольга Подоплелова, составлявшая экспертное заключение amicus curiae для КС, указала, что позиция Суда принципиально важна для практики по многочисленным делам против ФСС и других госорганов.

Она отметила, что юристы, работавшие по таким делам, ждали этого решения очень долго.

При этом она добавила, что у КС была возможность высказаться еще год назад, однако тогда он отказал в принятии жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ № 3024-О).

Кроме того, Ольга Подоплелова отметила, что результаты исследования, приведенные юристами Института в заключении amicus curiae, показали, что ВС РФ во многом являлся инициатором неконституционной практики поворотов исполнения решений о присуждении страховых выплат. «Причем со стороны ВС РФ это было абсолютно осознанное искажение буквального смысла ст. 445 ГПК РФ. Оно являлось прямым продолжением произошедших в 2015–2016 гг. изменений в его практике, направленных на уменьшение выплат гражданам, пострадавшим на производстве (сначала о возможности перерасчета выплат на будущее время, а позже – об отмене вступивших в силу судебных решений на основании кассационных определений ВС по другим делам)», – указала юрист.

Ольга Подоплелова напомнила, что в марте 2018 г. Комитет ООН по правам инвалидов осудил ту ситуацию, которую Верховный Суд создал в сфере страховых выплат.

«По мнению Комитета, российское законодательство о назначении таких выплат нуждается в уточнении и совершенствовании, чтобы граждане могли получать финансовую помощь государства в наиболее полном объеме и чтобы размер выплат не зависел ни от ошибок в расчетах, ни от усмотрения ФСС РФ. Очень важно, чтобы эти рекомендации не повисли в воздухе, а были как можно скорее учтены законодателем», – указала она.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-podtverdil-nevozmozhnost-povorota-ispolneniya-resheniya-suda-po-regressnomu-isku/

Поворот исполнения решения суда

Поворот исполнения решения суда

Поворот исполнения решения суда

При разрешении споров случается, когда исполненное решение суда первой инстанции отменяется и при новом рассмотрении суд приходит к выводу, что требования истца не подлежат удовлетворению.

Именно в таких ситуациях, когда решение суда исполнено, а затем его отменил вышестоящий суд (апелляционный, кассационный) и при новом рассмотрении дела в иске отказано (полностью, частично), либо дело прекращено или иск оставлен без рассмотрения, производится поворот исполнения решения.

Поворот исполнения решения означает восстановление прав и законных интересов ответчика, нарушенных исполнением решения, которое в последующем было отменено.

Выделяются три условия, при которых возможен поворот исполнения решения: вступившее в законную силу решение суда исполнено полностью или частично; отмена в установленном порядке решения суда, которое было полностью или частично исполнено; при новом рассмотрении дела вынесено новое решение об отказе в иске полностью или в части, либо вынесено определение суда о прекращении производства по делу или об оставлении иска без рассмотрения.

Если указанные признаки имеют место, то истец обязан возвратить ответчику все взысканные с ответчика денежные средства, все предметы, ранее принадлежавшие ответчику и переданные истцу в ходе исполнения требований исполнительного документа, стоимость указанных предметов (в том случае если они уже потреблены истцом или утратили свои полезные свойства).

Не исключается, что поворот исполнения возможен в случае вынесения определения о прекращении производства по делу или определения об оставлении иска без рассмотрения. По исполненному судебному приказу, который был отменен, поворот исполнения производится по аналогии с решением суда.

Участникам процесса важно знать, что суд не вправе и не обязан по собственной инициативе разрешать вопрос о повороте исполнения решения, данный вопрос разрешается судом только на основании заявления ответчика.

Ответчик вправе подать заявление о повороте до принятия нового решения.

Обязательным условием подачи такого заявления является обязанность ответчика представить суду достоверные доказательства, подтверждающие, какая сумма взыскана с него по отмененному решению.

Важным моментом является то, что заявление о повороте исполнения решения суда подается в суд в пределах срока исковой давности, поскольку в заявлении по существу содержится материальное требование о возврате неосновательного обогащения. Исковая давность начинает течь со дня вступления в законную силу решения суда об отказе в иске, либо о прекращении дела или об оставлении иска без рассмотрения.

Поворот исполнения решения не допускается по делам, не связанным с передачей имущества или взысканием денежных средств. К примеру, по решениям о признании права на имущество, признании недействительным или расторжении договоров и т.д.

Рассматривая заявление о повороте исполнения отмененного решения суда, суд обязан исходить из того, что ответчик получил определенное имущество либо денежные средства на законных основаниях.

В результате отмены решения суда и вынесения нового решения об отказе в иске полностью или в части ответчик неосновательно обогатился за счет другого лица (истца). Поэтому, подлежат применению нормы Гражданского кодекса, регулирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения.

В соответствии с подпунктом 3) статьи 960 Гражданского кодекса не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленное гражданину, при отсутствии недобросовестности с его стороны, в качестве средства для существования (заработная плата, авторское вознаграждение, пенсия, алименты, возмещение вреда жизни или здоровью и т.п.) и использованные приобретателем.

Если же в судебном заседании будет установлена недобросовестность истца (предоставление подложных доказательств, явившихся основанием для удовлетворения иска), то полученные суммы по отмененному решению суда подлежат взысканию в порядке поворота исполнения решения суда.

По результатам рассмотрения заявления суд выносит определение, которое может быть обжаловано, опротестовано в суд апелляционной инстанции, решение которого является окончательным. После вступления определения суда о повороте исполнения в законную силу суд на его основании выдает исполнительный лист, который исполняется по общим правилам исполнительного производства.

Г.О.Алимбаева

Судья специализированного межрайонного

Экономического суда г.Астаны

Источник: https://www.zakon.kz/4840393-povorot-ispolnenija-reshenija-suda.html

Защитник Права
Добавить комментарий