Орм проверочная закупка

Энциклопедия решений. Акт (протокол) проверочной закупки | ГАРАНТ

Орм проверочная закупка

Акт (протокол) проверочной закупки

Закон об ОРД не обязывает полицейского составлять по итогам закупки какой-то специальный документ.

На практике все, что происходит во время проверочной закупки (если, конечно, она состоялась*(1)), фиксируется в документе, который называется Актом (протоколом) проведения (хода) оперативно-разыскного мероприятия “Проверочная закупка” (реже составляются Акт (протокол) фиксации проверочной закупки, еще реже подобный документ называют Актом (протоколом) проверки). При закупке азартной игры составляется Акт проверочной игры. Очевидно, название документа не имеет принципиального значения, если его текст позволяет установить ключевые моменты события:

– факт проведения именно оперативно-разыскного мероприятия (далее – ОРМ), а не иного мероприятия*(2);

– дату, адрес проведения, точное время начала и окончания ОРМ, наименование продавца (как организации, так и конкретного физического лица, если оно известно);

– имена и должности участников мероприятия – сотрудников полиции, закупщика и понятых (при наличии), возможно, иных свидетелей;

– описание хода закупки: кто подошел, куда, к кому, о чем попросил, каковы были действия продавца и т.п.;

– описание закупленного товара/услуги;

– стоимость покупки, а также указание на то, какими купюрами расплачивался закупщик.

Акт или протокол скрепляется подписями участвующих лиц – как минимум, сотрудников полиции, закупщика и понятых (при участии).

Если хотя бы один из понятых укажет в протоколе, что лично не видел какую-то деталь мероприятия (например, наименования проданного лекарственного средства), то в дальнейшем на этом основании сам факт правонарушения может показаться суду недоказанным (постановление Пятнадцатого ААС от 15.05.2015 N 15АП-6550/15). Очень часто в акте закупки просят расписаться и продавца.

Для него – это дополнительный шанс заявить о несогласии с актом, изложить свою версию событий. Например, если при закупке имела место провокация, то в акте можно указать, что закупщик, например, угрожал, требовал, или наоборот, плакал и умолял (скажем, продать лекарство без рецепта).

К акту прилагается выбитый за покупку кассовый чек (при его наличии).

Копия акта Проверочной закупки, как правило, вручается продавцу.

Если проведение проверочной закупки завершается изъятием предметов и документов, то о таком изъятии составляется отдельный протокол по правилам ст. 166 УПК РФ (абз. 2 п. 1 ст. 15 Закона об ОРД). Процедура изъятия установлена п. 1 ст. 15 Закона об ОРД.

Правовой статус Акта закупки, очевидно, аналогичен правовому статусу протокола об административном правонарушении: сам по себе, отдельно от обжалования действий полиции вообще, он обжалован быть не может.

Помимо указанного Акта (протокола) проведение ОРМ Проверочная закупка может сопровождаться дополнительно составлением следующих документов*(3):

– акт или протокол осмотра и выдачи денежных средств. Осматриваются купюры, которыми предполагается в дальнейшем расплатиться за закупленный товар или услугу (иногда их дополнительно метят люминисцентным маркером). Номера купюр переписываются или эти купюры ксерокопируются.

Акт скрепляется подписями понятых. По окончании закупки полицейские будут, в первую очередь, искать и изымать именно эти купюры.

Использование “куклы” (имитатора денежных средств; как правило, стопка листов обычной бумаги, упакованная вместе с настоящими банкнотами) в закупках у хозяйствующих субъектов не практикуется;

– акт (протокол) личного досмотра закупщика. Цель этого действия – убедиться в том, что, во-первых, у закупщика при себе не имеется предметов, аналогичных предмету закупки, а во-вторых, что закупщик будет расплачиваться именно выданными ему деньгами. При досмотре участвуют понятые;

– акт (протокол) добровольной выдачи закупщиком и изъятия приобретенного товара, чека и оставшихся денежных средств.

Все эти акты составляются далеко не всегда – как правило, только по закупке, которая изначально предназначалась для возбуждения уголовного дела. Наличие таких документов при закупке, по которой возбуждено не уголовное дело, а дело об административном правонарушении, говорит о дотошности прибывших сотрудников полиции и о том, что к закупке они тщательно подготовились.

______________________________

*(1) Сложно сказать, как именно оформляется результат ОРМ Проверочная закупка, если сделка по любым причинам не состоялась. Согласно п. 11 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд (утв.

приказом МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68 от 27.09.

2013), если в результате проведения проверочной закупки не удалось задокументировать подготавливаемое, совершаемое или совершенное противоправное деяние, то ее результаты приобщаются к материалам повторной проверочной закупки или к другим материалам ОРМ.

Это позволяет предположить, что в таком случае составляется сугубо внутренний полицейский документ, вероятнее всего, рапорт, который докладывается руководству.

*(2) Различные общественные организации любят проводить подобные рейды, по итогам которых составляют свои акты закупок (обычно – контрольной закупки). Данные документы они, как правило, передают в Роспотребнадзор, который может каким-нибудь образом использовать этот акт в качестве одного из доказательств (не ключевого) по административному делу.

*(3) К самим таким актам тоже есть вопросы: ни осмотр и выдача денежных средств, ни личный досмотр, ни добровольная выдача не являются оперативно-разыскными мероприятиями (см. ст. 6 Закона об ОРД). В таком случае, в рамках чего и на основании каких нормативно-правовых актов они оформляются? Если предположить использование ст. 27.

7 КоАП РФ, то по ее смыслу она регламентирует досмотр лица (и его вещей), в отношении которого ведется производство по делу, а закупщик таковым не является; и, главное, оперативно-разыскная деятельность может обслуживать исключительно интересы уголовного судопроизводства, но никак не административного. Личный обыск (ст.

184 УПК РФ) возможен только после возбуждения уголовного дела, чего при проведении ОРМ Проверочная закупка, как правило, нет.

Источник: http://base.garant.ru/58079235/

Ошибки при проведении оперативно-розыскных мероприятий

Орм проверочная закупка

Проанализируем типичные ошибки, которые допускаются в различных регионах РФ при проведении ОРМ. 

Ошибка 1

Постановление о проведении проверочной закупки часто утверждается ненадлежащим лицом. Согласно ч. 7 ст.

8 Закона об ОРД этот вид ОРМ проводится на основании постановления, утверждаемого только руководителем органа или его заместителем, осуществляющего ОРД.

Разновидности ошибки: постановление утверждается заместителем начальника» начальником подразделения (например, начальником ОС, МРО) и т. п. Это нарушение закона имеет фатальный характер и может повлечь постановление оправдательного приговора. 

Ошибка 2

В названном постановлении не указываются основания для проведения ОРМ (ст. 7 Закона об ОРД), которые должны иметь место на момент принятия решения о его проведении. Разновидности ошибки:

1) в описательной части постановления указано:

«Гр-ка М. занималась сбытом героина».

Нет указаний на формальные признаки противоправного деяния, в данном случае — преступления; 2) оперативный работник в своих свидетельских показаниях на следствии и в суде не может пояснить, какие сведения, из каких источников и когда им полученные стали основанием для проведения ОРМ. В итоге защитник заявляет что решение о его проведении принята в отсутствие предусмотренных законом оснований; основания появились позднее и т. л.

Ошибка 3

К участию в проверочной закупке на разных ее стадиях привлекаются лица, которых называют «понятыми». Однако, законодательство об ОРД не предусматривает обязательного участия в проведении ОРМ лиц поименованных таким образом. Вместе с тем, в пп.

4 и 5 Инструкции «0 порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств…» от 9 ноября 1999 г, дается указание, что изъятие наркотиков, в том числе и в порядке, предусмотренном Законом об ОРД, производится в присутствии не менее двух понятых.

Обратим внимание, что речь идет только об изъятии и только наркотиков, психотропных веществ и их прекурсоров, Нет правовых доводов в пользу необходимости участия «понятых» — на других мероприятиях в рамках проверочной закупки (вручение денег, вручение технических* средств и т. п.).

Но есть доводы тактические» С одной стороны, участие «понятых» часто становится «ахиллесовой пятой» стороны обвинения. На судебное следствие они не являются, меняют показания или забывают их, устанавливается их заинтересованность.

Часто недобросовестные оперативные работники используют своих знакомых, студентов-практикантов, не аттестованных работников тех же подразделений (секретари, уборщицы и т.д.). В результате вместо усиления доказательственной базы стороны обвинения эти «понятые» часто ее ослабляют.

Ошибка 4

В документах, составляемых по результатам ОРМ, часто допускаются ошибки в названии оперативно-розыскного мероприятия.

Встречаются названия «проверочная покупка», «контрольная закупка», «закупка наркотиков под контролем» и т. п. Между тем Законом об ОРД (п. 4 ч. 1 ст. 6) предусмотрено ОРМ с названием именно «проверочная закупка».

Иное наименование является нарушением закона, могущим повлечь признания всех полученных доказательств недопустимыми.

Ошибка 5

Сначала проводится проверочная закупка наркотических средств, а по ее результатам при изобличении наркоторговца составляется протокол об административном правонарушении с изъятием наркотиков и денежных купюр.

Проверочная закупка как ОРМ, направленная на выявление преступления, не может завершаться документированием, административного правонарушения. Правда, Закон об ОРД позволяет проводить это ОРМ для выявления не только преступного, но и иного противоправного деяние.

Но тогда и в постановлении о проведении проверочной закупки в качестве основания ее проведения следует указывать признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного конкретного административного правонарушения (ст. 6.8 КоАП).

Однако такого рода практики мы не встречали.

Ошибка 6

При документировании факта изъятия помеченных денег (у наркоторговца) и наркотиков (у «покупателя»  составляются; «акт досмотра», «протокол изъятия» и т.п. со ссылками на ст. 11 Закона «О милиции»;1 на ст. 6 Закона об ОРД; на КоАП; без всяких ссылок.

Между тем указанное законодательство не содержит соответствующих данному случаю оснований. Например, в Законе об ОРД нет такого вида ОРМ, как досмотр, право на досмотр не включено в ст. 15 Закона. Пункт 2 ч. 1 ст. 11 Закона о милиции (в ред. от 8 декабря 2003 г.

) позволяет проводить досмотр только в соответствии с законодательством об административных правонарушениях.

В предшествующей редакции этой нормы закона работникам милиции предоставлялось право производить личный досмотр лиц «… в порядке, установленном федеральным законом».

Итак, изъятие (а не досмотр) предметов, веществ и документов, в том числе наркотических средств и помеченных денежных купюр, может производиться в рамках: 1) осмотра места происшествия; 2) освидетельствования; 3) выемки; 4) обыска;5) личного обыска; 6) «просто» в рамках специального вида ОРМ «проверочная закупка» со ссылкой на п.

1 ч. 1 ст.15 Закона об ОРД — право изымать (но не досматривать!) при проведении ОРМ предметы, материалы и сообщения; 7) специального вида ОРМ «сбор образцов для сравнительного исследования» (п.3 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД) и др. При этом до возбуждения уголовного дела изъятие возможно в рамках действий, указанных в пп. 1, 2,6, 7.

В рамках ОРМ со стороны «покупателя» допускается своего рода провокация.

Часто только в суде «всплывает» информация о том, что «покупатель» говорил наркоторговцу примерно так: «Продай мне героин! Я знаю, у тебя есть!» Наркоторговец отказывался, но «покупатель» настоял на своем.

Инициатива в сбыте наркотика всегда должна исходить от наркоторговца, что должно подтверждаться показаниями участвующих лиц, другими обстоятельствами. Большой плюс — наличие аудио- и видеозаписи соответствующего разговора между «покупателем» и сбытчиком.

Ошибка 8

В уголовном деле и в деле оперативного учета отсутствует постановление о представлении результатов ОРД следователю (ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД) Часто его по ошибке называют иначе: «постановление о передаче…», «постановление о направлении результатов ОРД по подследственности…» и т. п.

Согласно п.п. 10 и 17 Инструкции это постановление подготавливаемся в одном экземпляре, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. Однако изучение практики показывает, что копия постановления обычно приобщается к материалам уголовного дела.

Ошибка 9

Названное постановление о представлении результатов ОРД утверждается ненадлежащим лицом. Согласно ч. 3 ст.11 Закона об ОРД оно подписывается только руководителем органа или его заместителем, уполномоченным начальником подразделения, осуществляющего ОРД.  Это малозначительное, казалось бы, нарушение может повлечь постановление оправдательного приговора.

Ошибка 10

К уголовному делу не приобщается сопроводительный документ, подписанный руководителем органа — субъекта ОРД.

Особо отметим, что в отношении некоторых, а точнее практически всех, документов, составляемых по результатам проведения ОРМ, нет обязательного требования их приобщения к материалам уголовного дела.

Но в нем обязательно должен быть подшит сопроводительный документ, прямо предусмотренный п. 10 Инструкции.

Ошибка 11

Изымаемые в рамках ОРМ наркотики, деньги, записанные аудио-, видеокассеты не фиксируются надлежащим образом (упаковка наркотиков, их цвет, форма, консистенция, номера денежных купюр, реквизиты печатей на упаковке, подписи участвующих лиц и т. п.). Это приводит к возражениям со стороны защиты и сомнениям у суда по поводу относимости и достоверности формируемых доказательств.

Соответствующие предметы необходимо оформлять и документировать по правилам работы с вещественными доказательствами.

Ошибка 12

В резолютивной части постановления о представлении результатов ОРД следователю не перечисляются подробно подлежащие представлению конкретные документы.

; Иногда все-таки учиняется запись «Приложения», но далее либо предметы не перечислены и не описаны подробно, либо не указывается, что они упакованы, опечатаны и т.д.

Иногда все «приложения» описаны в сопроводительном письме, но указаны в постановлении.

Источник

Источник: https://pravo163.ru/oshibki-pri-provedenii-operativno-rozysknyx-meropriyatij/

Вс рф: проверочная закупка на основании лишь рапорта — провокация

Орм проверочная закупка

По мнению Верховного Суда РФ, сам по себе рапорт сотрудника органа внутренних дел о том, что лицо занимается незаконным сбытом наркотических средств, который ничем иным не подтвержден, не может служить достаточным основанием для вывода о том, что это лицо занимается незаконным сбытом и совершило бы данное преступление без вмешательства оперативного сотрудника, а из требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации правоохранительных органов.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

от 5 ноября 2013 г. N 46-Д13-23

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

по приговору Похвистневского районного суда Самарской области от 19 августа 2011 года, Гайнанов Р.Ш.,  осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ .

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 19 октября 2011 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 21 марта 2013 года приговор и кассационное определение оставлены без изменения.

По приговору суда Гайнанов признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств.

Преступление осужденным совершено 21 апреля 2011 года в г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Гайнанов оспаривает законность и обоснованность состоявшихся в отношении него судебных решений и просит об их пересмотре, указывая, что наркотические средства Кравцеву он не сбывал, ранее сбытом наркотиков он не занимался, а все действия сотрудников органа внутренних дел, совершенные в отношении него, являются незаконными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия считает жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

Как следует из материалов уголовного дела, для получения доказательств сбыта Гайнановым наркотических средств, сотрудниками органа внутренних дел была использована помощь К. действовавшего в рамках проводимого оперативного мероприятия.

При этом, как следует из материалов дела, оперативное мероприятия в отношении Гайнанова 21 апреля 2011 года проводилось на основании имевшейся у сотрудников органа внутренних дел информации о том, что Гайнанов Р.Ш. незаконно сбывает запрещенное к обороту наркотическое средство — героин по цене за один «чек» — рублей, за два «чека» — рублей.

Об этом свидетельствует имеющийся в материалах дела рапорт, составленный оперуполномоченным НОН ОВД по г.о. и м.р. — Ш.

Кроме этого суд сослался в приговоре на показания свидетелей — сотрудников органа внутренних дел Ш., М., К. об обстоятельствах проверочной закупки, а также на материалы оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

Вместе с тем, согласно п. 4 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» «проверочная закупка» предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

В силу ст.

7 указанного Закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, необходимым условием законности проведения указанного оперативно-розыскного мероприятия является соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст.

7 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», и выполнение требований ч. 7 ст.

8 указанного Федерального закона, в соответствии с которым, проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

При этом результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Однако, признавая Гайнанова виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств 21 апреля 2011 года, суд не принял во внимание, что в имеющихся материалах оперативно-розыскной деятельности, в том числе и в рапорте сотрудника органа внутренних дел, отсутствуют конкретные сведения о том, что Гайнанов занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему. Указанная информация не отражала подробностей предполагаемой противоправной деятельности Гайнанова, не была подтверждена результатами наблюдения за Гайнановым, контролем его переговоров, то есть способами, позволяющими убедиться в наличии умысла на сбыт наркотических средств, сформированного независимо от действий сотрудников правоохранительных органов.

Не могут свидетельствовать о наличии сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния и показания сотрудника уголовного розыска К., который при допросе в качестве свидетеля показал, что 21 апреля 2011 года по просьбе оперативного сотрудника Ш.

принял участие в проверочной закупке у ранее ему незнакомого Гайнанова. В служебном кабинете оперативный сотрудник ОВД по г.о. — М. дал ему сотовый телефон, набрав номер Гайнанова. В разговоре с Гайнановым, К., представившись жителем с.

, сообщил о желании срочно приобрести наркотическое средство, так как он является наркозависимым лицом и в настоящее время «болеет». Одновременно он назвал Гайнанову лиц, употребляющих наркотические средства, которые порекомендовали обратиться к нему за приобретением наркотического средства.

Гайнанов согласился и назначил встречу около магазина . После этого оперуполномоченный М. показал ему фотографию Гайнанова, и он направился на встречу с осужденным, у которого за рублей приобрел 1 пакетик героина.

Таким образом, из показаний свидетеля К. следует только тот факт, что именно его обращение к Гайнанову, с которым он ранее не был знаком, побудило осужденного согласиться продать наркотическое средство.

При этом каких-либо сведений о том, что Гайнанов, являясь наркозависимым лицом, ранее занимался сбытом наркотических средств или готовился к сбыту, имея при себе наркотическое средство, в показаниях свидетеля К. не содержится.

Что же касается показаний сотрудников органа внутренних дел М., Ш.

то они подтверждают вывод о недостаточности сведений в отношении Гайнанова о причастности к сбыту наркотических средств, которые имелись на момент принятия решения о проведении проверочной закупки, поскольку, как следует из показаний свидетелей, 21 апреля Гайнанов задержан не был, информация в отношении него дополнительно перепроверялась: за ним было установлено наблюдение, планировалось проведение повторной проверочной закупки, а поводом для задержания 27 апреля явились не результаты проверочной закупки от 21.04.2011 года, а информация об употреблении им наркотических средств в кругу друзей (л.д. 221).

Между тем, для проведения ОРМ требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести проверочную закупку.

Однако такие данные, позволяющие утверждать, что Гайнанов готовился совершить преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, и совершил бы его без вмешательства сотрудников УФСКН, отсутствуют как в приговоре, так и в материалах уголовного дела.

При таких обстоятельствах, следует признать, что оперативно-розыскное мероприятие в виде проверочной закупки наркотических средств у Гайнанова 21 апреля 2011 года было проведено при отсутствии предусмотренных ст.

7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» законных оснований, поскольку по настоящему делу отсутствуют доказательства того, что до обращения к нему К.

, Гайнанов занимался распространением наркотических средств.

Сам по себе рапорт сотрудника органа внутренних дел о том, что Гайнанов занимается незаконным сбытом, который ничем иным не подтвержден, а также не исследован судом, не может служить достаточным основанием для вывода о том, что осужденный занимается незаконным сбытом наркотических средств и совершил бы данное преступление без вмешательства оперативного сотрудника.

Из требований справедливого суда согласно ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации правоохранительных органов.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия находит действия органа, осуществлявшего оперативно-розыскную деятельность, выразившуюся в проведении проверочной закупки 21 апреля 2011 года, незаконными, в связи с чем, не могут быть признаны допустимыми доказательствами как результаты оперативно-розыскного мероприятия, так и другие производные от них доказательства.

В силу п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ подлежащей применению в нормативном единстве с ч. 1 ст. 409 УПК РФ обоснование приговора недопустимыми доказательствами является основанием для отмены в порядке надзора приговора и последующих судебных решений.

При таких обстоятельствах судебные решения в отношении Гайнанова подлежат отмене, а дело — прекращению за отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Похвистневского районного суда Самарской области от 19 августа 2011 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 19 октября 2011 года, постановление президиума Самарского областного суда от 21 марта 2013 года в отношении Гайнанова Р.Ш. отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Гайнанова Р.Ш. из-под стражи освободить.

Признать за Гайнановым Р.Ш. право на реабилитацию. 

Источник

Источник: http://europeancourt.ru/2013/11/18/14168/

Сейчас мы вам подбросим!

Орм проверочная закупка

В публикации «Соблюдайте ваши инструкции» («Новая» № 62 от 10 июня 2019 г.) мы упомянули «методические рекомендации», разработанные Генеральной прокуратурой России еще в 2015 году и регламентирующие порядок проведения ОРД (оперативно-разыскной деятельности) и ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий) по уголовным делам, связанным с распространением наркотиков.

Документ полностью называется «Методические рекомендации по обеспечению законности при подготовке и проведении органами наркоконтроля и внутренних дел проверочной закупки наркотических средств и психотропных веществ».

Участники уголовного разбирательства по ст. 228 находятся в неравных условиях.

  • Оперативники и следователи знакомы с рекомендациями (если не знакомы — это вопрос к их руководителям), но игнорируют или прямо нарушают их.
  • Прокуроры тоже в курсе, но между необходимостью покрывать смежников и неукоснительным соблюдением собственной нормативки, судя по всему, выбирают первое.
  • А вот обвиняемые и их защитники с засекреченными «рекомендациями» попросту не знакомы и не могут использовать документ в целях защиты от преследования.

Если бы требования Генпрокуратуры соблюдались неукоснительно, то количество приговоров по 228-й оказалось бы как минимум вдвое меньше.

Более того, если будет принят внесенный группой депутатов законопроект, снижающий тяжесть наказания по отдельным частям ст. 228, это приведет к массовому пересмотру ранее вынесенных приговоров. И вот тогда нужно будет не просто формально снижать срок, но и смотреть на то, в какой мере он вынесен в соответствии со строгой буквой рекомендаций. Так получится неформальная, но массовая амнистия.

«Рекомендации» — это, конечно, не закон. Но есть два очень важных момента.

Во-первых, рекомендации, разработанные Управлением по надзору за производством дознания и оперативно-разыскной деятельности Генеральной прокуратуры России — это разъяснение норм, прописанных в законах. И они ничуть не выходят за рамки закона.

Кроме того, для сотрудников прокуратуры любого уровня рекомендации Генпрокуратуры равносильны приказу Генерального прокурора, который они обязаны соблюдать беспрекословно. То есть,

если сотрудник прокуратуры видит, что в материалах, собранных полицией и представленных, например, в суд, ОРД и ОРМ проводились не так, как это расписано в «методических рекомендациях», сотрудник прокуратуры обязан вернуть все материалы в полицию и не поддерживать ходатайства следствия, к примеру, об избрании меры пресечения.

А в «деле Ивана Голунова», как мы уже знаем, прокуратура поддержала ходатайство следствия об аресте журналиста, хотя должна была остановить правовой произвол еще до направления материалов дела в суд для избрания меры пресечения подозреваемому.

Надо сказать, что «методические рекомендации» появились не случайно. Дело в том, что в 2010–2015 годах Европейский суд по правам человека вынес целую серию судебных решений, связанных с «наркотической» ст. 228 УК РФ.

И в этих решениях ЕСПЧ указал на факты полицейских провокаций («Банникова против России», «Дружинин против России», «Золотухин против России» и ряд других).

И именно эти решения ЕСПЧ вынудили Генпрокуратуру, МВД и госнаркоконтроль (в то время еще не ликвидированный) признать, что откровенные фальсификации уголовных дел по ст. 228 УК приняли системный и массовый характер.

И что остановить этот конвейер правового произвола можно, только четко регламентировав порядок проведения ОРД и ОРМ по уголовным делам, связанным с распространением наркотиков, исключающий провокации, подбросы, фальсификации доказательств.

Нельзя не обратить внимание и вот на какой момент.

Почему Генеральная прокуратура обратила пристальное внимание именно на такой вид ОРМ как «проверочная закупка»? Дело в том, что это чуть ли не единственное серьезное доказательство того, что наркодилер действительно хранил наркотики с целью сбыта.

В конце 90-х – начале 2000-х именно «проверочная закупка» ложилась в основу уголовных дел о сбыте наркотиков. Когда человеку выдавались меченые деньги, он покупал наркотики, наркодилера тут же задерживали и изымали у него меченые деньги.

Позже наркополицейские начали упрощать себе жизнь, отказываясь от проведения «проверочной закупки». А если и проводили этот вид ОРМ, то он стал больше походить на провокацию преступления. Тогда-то и были разработаны «методические рекомендации». Но, увы, наркоборцы просто проигнорировали разъяснения Генпрокуратуры.

И последнее, о чем мы не можем не рассказать. У нас нет сомнений, что «методические рекомендации» Генпрокуратуры — не фейковый, а настоящий документ.

Еще в прошлом году управлением ФСБ по Тюменской области было возбуждено уголовное дело № 11807710001000027 по факту утечки документов с грифом «Секретно» и «Совершенно секретно» из прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа.

В конце марта из Тюмени в Москву прилетал следователь СО РУ ФСБ по Тюменской области майор Трунев, в чьем производстве находится это уголовное дело. В Москве Трунев допросил в качестве свидетеля специального корреспондента «Новой» Ирека Муртазина, которому еще осенью прошлого года неизвестный передал копии этих документов.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/15/80908-instruktsiya?print=true

Тактика проведения проверочной закупки наркотических средств и психотропных веществ

Орм проверочная закупка

           Наркобизнес – одно из наиболее острых социально-негативных явлений, с которыми столкнулось российское общество в конце XX – в начале XXI веков.

При этом ни государство, ни общество оказались не готовы к эффективному противодействию наркобизнесу и распространению наркомании.

Достаточно медленно, если можно так выразиться, со скрипом, с перегибами, доработками, все эти годы идет совершенствование нормативной правовой базы противодействия наркобизнесу.

           Одним из достаточно распространенных в современной правоприменительной практике противодействия наркопреступности является оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка». Наряду с «контрольной поставкой», при реализации этих оперативно-розыскных мероприятии на практике нередко встречаются серьезные нарушения.

          Оперативно-розыскная деятельность – зачастую система тайных мероприятий, на то она и называется оперативно-розыскной. И если следственное действие – будь то допрос, очная ставка, предъявление для опознания и др.

– проводится под протокол, с участием профессионала не только со стороны правоохранительных органов, но и адвоката – профессионала со стороны подозреваемого или обвиняемого, то при проведении оперативно-розыскного мероприятия подозреваемое лицо и оперативные сотрудники встречаются один на один, без свидетелей и защиты.

Конечно, при подготовке мероприятия и при фиксации его результатов есть понятые, есть установленный Законом порядок проведения мероприятия и фиксации его результатов.

Но кульминация мероприятия, тот период (минуты или часы), когда собственно и решается вопрос – будет человек привлечен к уголовной ответственности или нет – происходит, когда подозреваемый в преступлении гражданин оказывается один на один с оперативными сотрудниками. Все остальное уже следствие.

Проверочная закупка – это оперативно-розыскное мероприятие, при котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования.

Проводится путем заключения с лицом, подозреваемым в занятии незаконной деятельностью, мнимой сделки по возмездному приобретению предметов без цели их последующего потребления или сбыта. В соответствии со ст.

36 Закона о наркотиках данное мероприятие сотрудники оперативных подразделений могут проводить без лицензии.

При этом исходя из буквального смысла закона «Об ОРД», оперативный сотрудник или иное лицо может выступать только в качестве покупателя наркотиков,  а не их продавца, даже если данный способ изобличения в преступной деятельности будет более эффективный.

Общие тактические приемы – зашифрованность проведения и фиксация с помощью технических средств. При выявлении организованной группы проведение мероприятия должно осуществляться в несколько этапов.

Первый этап включает в себя создание соответствующей легенды, имитирующей наличие преступных целей.

На втором этапе предполагается установление контакта с преступной группой и проведение «переговоров».

И на третьем, завершающем, – осуществление закупки.

В проведении специальных операциях важная роль отводится использованию наличных денег, которые предъявляются торговцу наркотиками для того, чтобы вызывать меньше подозрений и для большей убедительности перед наркоторговцем, что тот имеет дело с настоящим покупателем. Размер суммы наличных денег зависит от местных тенденций продажи и сбыта наркотиков, а также от сложившейся конъюнктуры рынка. При относительном недостатке определенного товара, например, кокаина, возможно, что подозреваемый не в состоянии его поставить.

Сотрудники, проводящие операцию, прежде чем приступать к переговорам о закупке, должны знать о реальной цене на наркотики.

Если за наркотик запрашивается слишком высокая или слишком низкая цена, или если подозреваемый упорно не соглашается заключить сделку на выгодных условиях, или с чрезмерной готовностью соглашается на заведомо невыгодные условия, то сотрудник должен с осторожностью отнестись к подобной сделке.

Особенности проведения проверочной закупки:

– осмотра и пометки денежных купюр специальными составами производятся в присутствии граждан, о чем составляется соответствующий протокол (акт), в котором указывается достоинство купюр, предназначенных для оплаты при проведении закупки, их серий и номеров, общей суммы, характера упаковки, вида пометки и использованного спецсредства, способа его проявления на деньгах и упаковке;

– составление протокола (акта) о вручении денежных купюр лицу, непосредственно привлеченному к производству закупки (покупатель), с указанием данных о нем, цели вручения денег (допускается оформление производства осмотра денежных купюр и вручения их лицу, привлекаемому к закупке, одним протоколом);

– производство, в соответствии с п.1. ст.

6 Закона «Об ОРД», опроса покупателя о предварительно достигнутой им договоренности, если таковая имела место, на совершение покупки наркотиков, лицах, принимавших участие в ней, условиях ее совершения (данная рекомендация может не распространяться на покупателя, являющегося сотрудником милиции, который проводил оперативно-розыскные мероприятия);

– проведение инструктажа покупателя о его поведении в ходе встречи со сбытчиком (сбытчиками), возможных вариантах действий, условном знаке об окончании сделки, его действиях в момент намеченного задержания участников сделки;

– для прослушивания переговоров между покупателем и продавцом (продавцами) производится снабжение покупателя соответствующим спецсредством (диктофоном, магнитофоном, радиомикрофоном). В этих целях оперработником составляется протокол (акт) о вручении в присутствии граждан спецсредства покупателю с указанием технических данных этого средства.

На аудиокассету в начале ленты записывается информация, по которой можно определить когда, где, с какой целью, в каком составе начато оперативно-розыскное мероприятие. Этот факт отражается в протоколе (акте).

В необходимых случаях производится опечатывание кассетоприемника спецсредства печатью с подписями всех участников составления протокола, что отражается в протоколе (акте) (если данное оперативно-розыскное мероприятие проводится сотрудниками оперативно-технических подразделений или с использованием специальных технических средств, что исключает возможность предоставления сведений технического характера,  данная рекомендация может не применяться (ст. 12 Закона РФ « Об ОРД»);

– производство досмотра покупателя перед выходом на проверочную закупку в присутствии граждан с составлением протокола и отражением в нем факта отсутствия у покупателя каких-либо наркотиков; если покупатель направляется на сделку на автомобиле необходимо произвести досмотр его автомобиля с составлением соответствующего протокола (акта) (данное требование может не распространяться на покупателей, являющихся сотрудниками милиции);

– фиксация данного мероприятия осуществляется посредством составления протокола (акта) о наблюдении за происходящими событиями и применения видео или звукозаписи (киносъемки, фотографирования).

В протоколе (акте) должны быть отражены сведения о времени и месте его проведения, лицах принимавших в нем участие, ход встречи, момент сделки, а также действия лиц, пытающихся в момент запланированного и производимого задержания избавиться от уличающих их предметов.

Кроме того, в нем должны быть описаны действия сотрудников, принимающих участие в задержании;

– при задержании продавца (продавцов) непосредственно после закупки производится его (их) досмотр, а также досмотр иных участников, принимавших участие в данной сделке. Следует учесть, что досмотр производится до возбуждения уголовного дела, а в ходе расследования производятся обыск или выемка.

В каждом случае составляется соответствующий протокол (акт). При этом, изымаются приобретенные наркотические средства, деньги, другие предметы, документы, свидетельствующие о совершенной сделке.

Все изъятое соответствующим образом упаковывается, обеспечивается сопроводительной надписью, подписями граждан, оперработников, а по возможности и подписью лица, у которого произведено изъятие;

– в том случае, если лицу или лицам, задерживаемым по окончанию закупки, удалось в момент задержания выбросить наркотики или иные предметы, документы, уличающие в совершении противоправных действий, необходимо, в целях их обнаружения и изъятия, произвести осмотр места происшествия, местности или помещения;

– после проведенного мероприятия спецсредства, использованные покупателем для фиксации переговоров со сбытчиком, изымаются в соответствии со ст.15 Закона «Об ОРД», присутствии граждан осматриваются, о чем составляется протокол (акт).

При этом, записи прослушиваются, их краткое (или полное) содержание отражается в протоколе (акте). В необходимых случаях из кассетоприемного устройства изымаются кассеты, которые сразу упаковываются в отдельные пакеты, соответствующим образом опечатываются.

В протоколе (акте) обязательно указывается состояние ранее наложенной печати на кассетоприемном устройстве, ее целостность.

Изучение данной категории уголовных дел показало, что имеющиеся в распоряжении следователя записи на магнитных носителях и распечаток текста разговора рекомендуется представлять для прослушивания обвиняемым и лицам, принимающим участие в разговоре при контрольной закупке.

Факт их просмотра и прослушивания необходимо отражать в протоколе допроса.

В связи с тем, что отдельные (ключевые) фразы и слова могут трактоваться не однозначно, для выяснения их смыслового значения и всего контекста записанного разговора допрашиваемым лицам целесообразно задать вопросы с отражением ответов на них в протоколе следственного действия.

              Исходя из практического опыта можно сделать вывод о том, что преступления связанные с незаконным оборотом наркотиков, совершают как наркоманы, так и лица не употребляющие наркотические средства, наркотики похищаются как для личного употребления, так и с целью дальнейшего сбыта; группы занимающиеся распространением наркотиков высоко организованы, роли строго распределены среди участников этих групп, достаточно большое количество источников поступления наркотиков в незаконный оборот. Все эти факторы существенно осложняют работу оперативных сотрудников по борьбе с преступлениями данного вида.

              Также необходимо сказать, что эффективность работы по борьбе с НОН обуславливается прежде всего правильной организацией оперативного обслуживания объектов и территории, основу которого составляет работа по подбору и расстановке агентуры.

Положительные результаты оперативной проверки по делам о незаконном обороте наркотиков достигаются, прежде всего, при своевременном установлении и перекрытии каналов распространения наркотиков и  тактически грамотном проведении оперативно-розыскных мероприятии.

Список литературы:

Воронин  С. Э., Воронин  Э. И.     Процессуальное положение органов предварительного расследования России / Министерство внутренних дел России,      Барнаульский юридический   институт –  Науч.  изд.- Барнаул, 2001.-119с.

Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. – “Норма”, 2005 г.

Шмонин А.В. Методика расследования преступлений. Учебное пособие. – Москва.: ЗАО Юстицинформ. 2006. – 21с.

Кухарук В.В.  Основы борьбы с организованной преступностью в сфере незаконного оборота психоактивных веществ. – Саратов, Сателлит. 2007. – 200 с.

Третьяков О.Е. Правовые и организационные проблемы использования технических средств для обнаружения наркотических веществ. ВНИИ МВД России. 2004.

Источник: https://moluch.ru/archive/2/99/

Защитник Права
Добавить комментарий