Обстоятельства непреодолимой силы

Обстоятельства непреодолимой силы и условия освобождения от ответственности вследствие их действия

Обстоятельства непреодолимой силы

Зачастую возникают ситуации, когда контрагент не исполняет свое обязательство или исполняет его ненадлежащим образом. Поскольку по общему правилу субъект предпринимательской деятельности отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства без наличия вины, важным является определить случаи, когда он все-таки может быть освобожден от ответственности.

В виду недостаточного регулирования института непреодолимой силы (форс-мажора) на практике встречается различное его толкование. В связи с этим при заключении договора целесообразно включить в него оговорку о форс-мажоре, максимально ее конкретизировав.

Понятие обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств) и их сущностные признаки

 В переводе с французского «force majeure» обозначает высшую силу.

Следует отметить, что в белорусском законодательстве термин «форс-мажор» не употребляется, вместо него законодатель использует «непреодолимая сила», что не является критичным, поскольку данные термины, по сути, синонимы. Однако ни практика, ни доктрина не выработали какой-то определенный перечень обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств).

Согласно пункту 3 статьи 372 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Как видим, ГК не определяет перечень обстоятельств непреодолимой силы, а лишь указывает на два существенных признака, которые должны присутствовать одновременно: чрезвычайность и непредотвратимость.

Чрезвычайным рассматривается событие, если оно было вызвано препятствием вне контроля лица и от данного лица нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора.

Событие является непредотвратимым, если оно наступило несмотря на принятие лицом всех необходимых и разумных мер для его предотвращения либо наступления его последствий. При этом законодатель акцентирует внимание, что чрезвычайность и непредотвратимость должны определять не в целом, а в данных конкретных условиях.

Пирвиц Э.Э. и Коршунова Н.П. выделяют также такой дополнительный признак непреодолимой силы, как внешний характер обстоятельства, причинившего вред. Под внешним характером непреодолимой силы понимается отсутствие причинной связи между возникновением непреодолимой силы и деятельностью должника, т.е.

явления непреодолимой силы есть результат иных причин, лежащих вне сферы деятельности ответственного лица[1].

Однако для освобождения от ответственности необходимо, чтобы непреодолимая сила не просто возникла, а определенным образом повлияла на деятельность лица, вследствие чего у него было объективной возможности исполнить обязательство по договору надлежащим образом.

Коршунова Н.П. выделяет еще в качестве признака непреодолимой силы непредвиденность. Под непредвиденностью следует понимать конкретное незнание о времени, месте, характере и особенностях будущего события, поскольку абстрактно можно предвидеть любое событие[2].

Условия освобождения от ответственности вследствие действия обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств)

Из всего вышесказанного можно выделить следующие условия освобождения от ответственности. Обстоятельство должно быть чрезвычайным и непредотвратимым одновременно. Также оно не должно зависеть от волеизъявления соответствующей стороны, что следует из ст.

79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1986 г., большинства общих договорных условий, а также судебной практики ряда стран. Следует подчеркнуть, что обязательно наличие причинной связи, т.е.

неисполнение или исполнение обязательств ненадлежащим образом должно быть следствием действия форс-мажорного обстоятельства.

Как свидетельствует судебная практика Республики Беларусь форс-мажорное обстоятельство должно быть документально подтверждено, иначе суд может не принять во внимание неподтвержденные документально слова стороны, ссылающейся на наличие такого обстоятельства. Согласно абз. 4 ст.

20 Закона Республики Беларусь от 16.06.

2003 № 208-З «О торгово-промышленной палате» Белорусская торгово-промышленная палата может осуществлять свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров Республики Беларусь.

Следует отметить, что непреодолимая сила является основанием освобождения только от ответственности и не может выступать в качестве основания освобождения от исполнения основного обязательства (например, уплаты суммы основного долга). Необходимо обратить внимание также на то, что данное положение может применяться только тогда, когда иное не предусмотрено законодательством или договором (п. 3 ст. 372 ГК).

Более того, условие об освобождении от ответственности виновного лица действует лишь при наличии вины в форме неосторожности. Это следует из п. 4 ст.

372 ГК, в которым закреплено, что заключенное ранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Классификация обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств)

Различные авторы выдвигают свои классификации обстоятельств непреодолимой силы. Традиционно к непреодолимой силе как основанию освобождения от ответственности относят:

1) природные стихийные явления (землетрясения, наводнения, ураганы);

2) явления социального характера (войны, эпидемии, аварии техногенного характера, ограничения и запреты, вводимые компетентными государственными органами) [3].

В свою очередь С.В. Овсейко считает, что обстоятельства непреодолимой силы можно разделить на 3 вида:1) физического характера – землетрясения, пожары, катастрофы, эпидемии (эпизоотии), ураганы, извержения, наводнения, цунами, засухи, заморозки, неурожаи, прочие природные и техногенные катаклизмы;2) социального характера – войны, революции, восстания, перевороты, теракты и т.п.;

3) юридического характера – издание компетентными органами различных запретов, ограничений, эмбарго, мораториев и т.п.[4].

Однако отнесение моратория к обстоятельству непреодолимой силы является спорным, поскольку он рассматривается как самостоятельное наряду с непреодолимой силой основание прекращения сроков течения исковой давности (абз. 3 п. 1 ст. 203 ГК).

В российской юридической литературе отмечается, что акты индивидуального применения, устанавливающие определенные ограничения, запреты, налагающие аресты, ни при каких условиях не могут считаться непреодолимой силой, так как вызваны поведением лица, в отношении которого они вынесены. Не признается форс-мажорным обстоятельством и принятие государственными органами нормативных актов в порядке обычной правотворческой деятельности[5]. Данные выводы также находят свое подтверждение и в практике арбитражных судов Российской Федерации [6].

Следует отметить, что ряд обстоятельств экономического характера, которые, казалось бы, могут выступать в качестве обстоятельств непреодолимой силы, в практике судов Республики Беларусь и Российской Федерации не рассматриваются в качестве таковых. Речь идет о банкротстве, инфляции, изменении курса национальной валюты [7].

Отдельные российские исследователи считают, что обстоятельства, возникшие вследствие финансово-экономического кризиса, не являются чрезвычайными и непредотвратимыми.

В качестве таких обстоятельств они рассматривают изменение экономической обстановки в стране, обусловленное резким падением курса рубля по отношению к иностранной валюте, ростом цен, кризисом финансово-банковской системы, снижением покупательной способности населения, просто затрудняет выполнение обязательств.

Отмечается, что  указанные негативные явления стороны могли предвидеть при заключении договора, поскольку аналогичные процессы имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних лет.

Корочкину А.Ю. представляется, что изложенные выводы российских исследователей и судебных инстанций могут быть применимы и в практике хозяйственных судов Республики Беларусь.[8]

Поскольку перечень форс-мажорных обстоятельств в законодательстве Республики Беларусь на данный момент нормативно не установлен, а лишь закреплены критерии отнесения к их числу, стороны вправе определить перечень таких обстоятельств в договоре по своему усмотрению. Как отмечает С.В.

Овсейко[9], стороны могут предусмотреть в качестве форс-мажорных обстоятельств неурожай, изменение налоговой нагрузки, таможенных пошлин или конъюнктуры рынка или неисполнение обязательств контрагентами.

Следует принимать во внимание тот факт, что в случае отсутствия конкретного перечня форс-мажорных обстоятельств в договоре существует значительный риск ограничительного толкования судом тех или иных обстоятельств, освобождающих сторону от ответственности.

Необходимо отметить, что стороны вправе включить в договор условие о применимости Типовой оговорки о форс-мажоре Международной торговой палаты (публикация МТП № 650) (далее – Типовая оговорка), которая содержит примерный перечень событий, в результате которых возможно наступление препятствий, вследствие которых сторона не могла объективно исполнить взятые на себя обязательства и, следовательно, не признается ответственной за их неисполнение. К ним относятся:

а) объявленная или необъявленная война, гражданская война, беспорядки и революции, акты пиратства, саботаж;

б) стихийные бедствия, ураганы, циклоны, землетрясения, цунами, наводнения, разрушение в результате молнии;

в) взрывы, пожары, разрушения машин, заводов и любых установок;

г) бойкоты, забастовки и локауты в любой форме, замедление работы, занятие предприятий или их помещений, остановки в работе, происходящие на предприятии стороны, которая просит об освобождении от ответственности;

д) действия властей, законные или незаконные, за исключением тех, в отношении которых соответствующая стороны приняла на себя риск согласно условиям контракта, а также за исключением тех, о которых говорится в параграфе 3 Типовой оговорки.

В параграфе 3 Типовой оговорки подчеркивается, что препятствие не включает отсутствие разрешения, лицензии или въездной визы, или разрешения на пребывание, или необходимых для выполнения контракта одобрений, которые должны быть выданы государственными органами в государстве стороны, претендующей на освобождение от ответственности.

Однако данная оговорка сформулирована в общей форме и не содержит исчерпывающий перечень форс-мажорных обстоятельств, что может создать разночтения в ходе разрешения споров.

Следует отметить, что хозяйственные суды Республики Беларусь к чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельствам, вследствие которых лицо не исполнило обязательство либо исполнило его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, не относятнарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Эти факты также не являются основанием для освобождения должника от уплаты процентов, предусмотренных статьей 366 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Данный вывод следует из ч. 2 п. 7 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами».

Вывод

Таким образом, сторонам при заключении договора рекомендуем включать оговорку о форс-мажоре, максимально ее конкретизировав. При этом важно учитывать, что форс-мажорные обстоятельства должны обладать характеристиками чрезвычайности и непредотвратимости, а условие об освобождении от ответственности действует лишь при наличии вины в форме неосторожности.

Следует отметить, что вопрос относимости какого-либо обстоятельства к ряду чрезвычайных и непредотвратимых является весьма оценочным. В этой связи целесообразно закрепить в договоре положение об освобождении от ответственности без отнесения обстоятельства, освобождающего от ответственности, к числу форс-мажорных.

[1] Пирвиц, Э.Э. Значение вины, случая и непреодолимой силы в гражданском праве // Журнал Министерства Юстиции. – Санкт-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1895. – 154 с. [2] Коршунова, Н.П. Непреодолимая сила: новый взгляд на старую проблему / Н. П. Коршунова // Журнал российского права. – 2008. – № 3. – С. 78-93.

Источник: http://revera.by/publication-obstoyatelstva_nepreodolimoy_silyi_i_usl.html

Освидетельствование обстоятельств непреодолимой силы

Обстоятельства непреодолимой силы

Белорусская торгово-промышленная палата свидетельствует обстоятельства непреодолимой силы в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров Республики Беларусь в договорных отношениях между белорусскими контрагентами.

Во всех гражданско-правовых системах, включая законодательство Республики Беларусь, непременной предпосылкой договорной ответственности является вина должника. Поэтому основанием освобождения его от ответственности за допущенное нарушение обязательства может служить лишь невозможность его исполнения вследствие наличия обстоятельств непреодолимой силы (фр. Force majeure – форс-мажор).

Международное право и национальное законодательство зарубежных стран, так же как и белорусское законодательство, не дают четкого юридического определения понятия “обстоятельства непреодолимой силы” и ограничиваются только путем перечисления характеризующих его признаков.

При отсутствии четкого определения понятия “обстоятельства непреодолимой силы” под такими обстоятельствами, как правило, понимаются обстоятельства, препятствующие выполнению обязательств по сделке одной из сторон, не зависящие от ее волеизъявления и контроля, т.е. непредвидимые и неизбежные.

Все они условно могут быть разделены на собственно непреодолимую силу (стихийные и общественные явления жизни (землетрясение, наводнение, эпидемии)) и так называемый юридический форс-мажор (решения государственных органов, валютные ограничения, забастовки, войны, революции и т. п.).

Обязательного и ограничительного перечня обстоятельств непреодолимой силы нормы международного, белорусского и национального законодательства зарубежных стран не содержат.

По этой причине при исполнении своих обязательств между участниками гражданско-правовых отношений могут возникать разногласия по отнесению того или иного явления к обстоятельствам непреодолимой силы. В таких ситуациях в гражданско-правовых отношениях обычным способом является получение соответствующего заключения (справки, свидетельства, сертификата) нейтральной независимой организации.

Законодательство многих стран предусматривает именно компетенцию торгово-промышленных палат на выполнение функций по свидетельствованию факта наличия обстоятельств непреодолимой силы. Как следствие, Законом Республики Беларусь “О торгово-промышленной палате” за Белорусской торгово-промышленной палатой закреплено исключительное право освидетельствования обстоятельств непреодолимой силы.

Поскольку функция Белорусской торгово-промышленной палаты по освидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы осуществляется в рамках гражданско-правовых отношений, она не является ни судебной, ни государственно-властной и в широком смысле этого слова не может рассматриваться как административная процедура. Она представляет собой один из видов экспертизы по документам, закрепленный ранее за палатами практикой и обычаем делового оборота, в результате которой выясняются наличие правоотношений, ход исполнения обязанностей их участниками и причины ненадлежащего исполнения этих обязанностей.

Белорусская торгово-промышленная палата делает свои выводы по представляемым запросам об освидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы только на основании документов (сведений), подаваемых в Белорусскую торгово-промышленную палату в одностороннем порядке заявителями и определяемыми ими как надлежащие и достоверные.

Поскольку заявителями являются лица, не исполнившие надлежащим образом свои обязательства перед контрагентами, они несут полную ответственность за правильность и достоверность представляемых документов (сведений) и последствия возможного оспаривания (обжалования) выводов Белорусской торгово-промышленной палаты участниками правоотношений и иными лицами.

Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы в Белорусской торгово-промышленной палате производится на основании письменного заявления заинтересованной стороны внешнеторгового договора, подписанного ее руководителем или полномочным лицом.

К заявлению необходимо прилагать документы, подтверждающие наличие договорных отношений и наступление обстоятельств непреодолимой силы, в частности, надлежаще заверенную копию договора, копии спецификаций, справку об объемах выполненных обязательств по договору и другие.

За освидетельствование обстоятельств непреодолимой силы и выдачу Белорусской торгово-промышленной палатой заключения взимается плата в соответствии с устанавливаемыми тарифами.

Оформление заключения производится в порядке и сроки, предусмотренные правилами делопроизводства в Белорусской торгово-промышленной палате.

Контакты:

Центральный аппарат БелТПП, тел.: +375 17 290 72 74, sergeir@cci.by

Источник: https://www.cci.by/ru/content/force_majeure

Минюст предложил не наказывать чиновников за «вынужденную коррупцию»

Обстоятельства непреодолимой силы

Тренд на смягчение антикоррупционного законодательства наблюдается уже в течение нескольких лет

Андрей Гордеев / Ведомости

Министерство юстиции планирует смягчить законодательство о противодействии коррупции, предусмотрев случаи, когда несоблюдение установленных запретов, ограничений и требований «вследствие обстоятельств непреодолимой силы» не является правонарушением. Соответствующее уведомление ведомство разместило на портале проектов нормативно-правовых актов.

В нем говорится, что поправки готовятся во исполнение одного из пунктов Национального плана противодействия коррупции на 2018–2020 гг., а в их разработке вместе с Минюстом участвуют Минтруд, МВД, Генпрокуратура и Следственный комитет. Доклад о необходимых изменениях в федеральный закон «О противодействии коррупции» уже внесен в правительство.

По действующему закону оценивать коррупционные правонарушения уполномочены комиссии по соблюдению требований к служебному поведению. В случае установления ими обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии вины, действие чиновника не может быть квалифицировано как коррупционное правонарушение.

Но иногда соблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов невозможно в силу объективных причин, при этом освобождение от ответственности законодательством не предусмотрено, говорится в уведомлении.

Такое освобождение возможно, если несоблюдение требований вызвано объективными обстоятельствами, сделавшими невозможным соблюдение запретов, отмечает Минюст.

https://www.youtube.com/watch?v=rHCFgVPN2fA

Примеры таких обстоятельств в уведомлении не приводятся. В ответ на запрос «Ведомостей» Минюст сообщил, что о конкретных случаях, когда несоблюдение антикоррупционных требований вследствие обстоятельств непреодолимой силы не будет являться правонарушением, министерство проинформирует по результатам общественного обсуждения размещенного уведомления.

Оговорки об освобождении от ответственности ввиду непреодолимых обстоятельств уже содержатся в ряде законов и подзаконных актов. Так, согласно разъяснению Минэкономразвития от 2016 г.

по поводу закона о госзакупках стороны освобождаются от ответственности за неисполнение обязательств по контракту вследствие обстоятельств непреодолимой силы – таких как наводнения, пожары, землетрясения, диверсии, военные действия, изменения законодательства и другие чрезвычайные ситуации, возникшие после заключения контракта и повлиявшие на его исполнение, которые стороны не в состоянии были предвидеть и предотвратить. Гражданский кодекс относит к таким обстоятельствам, в частности, землетрясение, извержение вулкана, наводнение, засуху, ураган, цунами, сель, военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки.

Создаются очередные исключения, которые позволят чиновникам избежать наказания за коррупционные нарушения, считает замгендиректора «Трансперенси интернешнл – Россия» Илья Шуманов: «Нет ни одного разумного объяснения для применения обстоятельств непреодолимой силы, когда чиновник не мог бы задекларировать конфликт интересов.

Под этими обстоятельствами понимаются, видимо, вооруженные действия, стихийные бедствия, чрезвычайные ситуации, которые к коррупционным действиям отношения не имеют. Но у нас есть закупки при чрезвычайных ситуациях, которые устанавливают местные власти, – в Петербурге, например, с такой формулировкой строили велодорожки.

Поэтому под них может попасть все, что угодно».

По мнению эксперта, это даст возможность комиссиям по этике при органах власти, рассматривая конфликты интересов, давать индульгенции чиновникам, которые смогут объяснить отсутствие декларирования конфликта интересов или другое нарушение закона подобными обстоятельствами, по сути же это выглядит как намеренное создание для должностных лиц лазейки, чтобы избежать ответственности.

Тренд на смягчение антикоррупционного законодательства наблюдается уже в течение нескольких лет, отмечает Шуманов. Так, в 2018 г.

были инициированы поправки, позволяющие не увольнять чиновника за коррупционное правонарушение, а выносить ему выговор, что, по сути, является ослаблением ответственности, напоминает эксперт: «Виды санкций за нарушение будет выбирать руководитель чиновника: в отношении лояльного подчиненного может выноситься более мягкое наказание, а для того, кого хотят уволить, – более суровое». Решения этических комиссий непубличны, поэтому внешнего контроля не будет: оговорки возникнут, но что это были за обстоятельства непреодолимой силы – никто не узнает, добавляет Шуманов.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2019/01/28/792631-minyust-nakazivat

Непреодолимая сила — PRAVO.UA

Обстоятельства непреодолимой силы

Со времени возникновения государства и права любое государство одной из важнейших своих задач и основных обязанностей считало защиту субъективных прав. Торжество идеи правового государства увеличивает общественную значимость защиты субъективных прав.

Вместе с тем теоретическая разработка категории защиты субъективного права далека от совершенства. Однако очевидным является то, что нарушение юридической обязанности, корреспондирующей субъективному праву, является основанием для привлечения обязанной стороны к ответственности.

Гражданско-правовая ответственность, несомненно, призвана защитить субъективное право управомоченного.

Теория гражданско-правовой ответственности также недостаточно разработана, но и в ней имеются устоявшиеся положения.

Так, общепризнанным является наличие обстоятельств, исключающих ответственность за гражданское правонарушение, даже если имеются все признаки, необходимые для возникновения охранительного правоотношения.

Наиболее интересными для настоящего исследования являются обстоятельства, освобождающие от гражданско-правовой ответственности, а именно: случай и непреодолимая сила (квалифицированный случай, форс-мажор).

Как случай (казус), так и непреодолимая сила являются обстоятельствами, наличие которых предполагает отсутствие вины обязанного в нарушении правоотношения. Таким образом, эти обстоятельства не являются абсолютной гарантией освобождения обязанного от ответственности как исключающие вину.

Во-первых, презумпция отсутствия вины обязанного может быть оспорена; во-вторых, правовая норма, являющаяся юридическим основанием существования правоотношения, может не предусматривать вину как обязательный элемент юридического состава, необходимого для наступления гражданско-правовой ответственности.

Уже в римском частном праве существовал классический пример: судно потерпело крушение во время бури, и груз был утрачен, так что возникает впечатление о неприменении ответственности к судовладельцу за утраченный груз, поскольку вина экипажа отсутствует.

Однако выясняется, что капитан не принял на борт лоцмана в тех водах, где его присутствие на борту обязательно, следовательно, вина капитана все же имела место. Таким образом, ответственность судо­владельца все же наступает.

Юридический состав гражданского правонарушения, не предполагающий наличия вины, называется неполным.

Непреодолимая сила может действовать таким образом, что нарушение прав и интересов управомоченного не является следствием поведения обязанного, то есть отсутствует причинная связь между деянием обязанной и ущербом управомоченной стороны.

В этом случае, по общему правилу, ни о какой ответственности не может быть и речи.

Именно в этом смысле следует толковать правило, закрепленное в части 1 статьи 316 Кодекса торгового мореплавания Украины (КТМ), которым предусмотрено, что ядерный ущерб, возникший вследствие обстоятельств, подпадающих под определение непреодолимой силы, не подлежит возмещению оператором ядерного судна.

Однако есть исключения и из столь общего правила. В случаях, прямо преду­смотренных законом, возможна ответственность и при действии обстоятельств непреодолимой силы как причины вреда, понесенного управомоченной стороной.

Такой случай предусмотрен, например, частью 3 статьи 1166 Гражданского кодекса Украины (ГК) в отношении вреда в виде повреждения здоровья или смерти физического лица, опять-таки в случаях, установленных законом.

Таким законом считается статья 36 Воздушного кодекса Украины (ВК), которая предусматривает возмещение эксплуатантом воздушного судна вреда в виде повреждения здоровья или смерти члена экипажа воздушного судна в связи с исполнением им своих обязанностей.

Конечно, если даже поведение обязанного не было причиной вреда, то о юридической ответственности в буквальном смысле этого термина действительно не может быть и речи, поскольку нет ни виновного, ни причинителя вреда, но вред, возникший по объективно не зависящим от воли человека причинам, подлежит компенсации в силу правовой нормы. Обязательства по возмещению вреда могут порождаться и правомерными действиями, что прямо предусмотрено частью 4 статьи 1166 ГК.

Общее правило об освобождении от ответственности за нарушение обязательств (договорной ответственности) в результате действия случайных обстоятельств и обстоятельств непреодолимой силы содержится в статье 617 ГК.

В этой норме также указано, что ответственность не может наступить в условиях отсутствия причинной связи между поведением должника и ущербом кредитора.

Исключение вины из состава гражданского правонарушения может иметь место и в законе, и в договоре, что следует из части 1 статьи 614 ГК.

Таким образом, обосновывать требование об освобождении от гражданско-правовой ответственности статьей 617 ГК можно только в случае ссылки на то, что отсутствует причинная связь между противоправным поведением должника и ущербом кредитора.

Если же в объективной части гражданского правоотношения невозможно отыскать основания для освобождения от ответственности, то возражения ответчика нельзя обосновать статьей 617, необходимо искать средства защиты в правилах, вытекающих из статьи 614 ГК, разумеется, если вина входит в состав гражданского правонарушения.

Лицо, нарушившее обязательство, как правило, обременено обязанностью доказывать свою невиновность. Конечно, само по себе доказательство наличия факта непреодолимой силы порождает у суда сомнения в виновности ответчика.

Иногда законодатель смешивает обстоятельства объективного и субъективного характера.

Например статья 176 КТМ говорит об освобождении от ответственности перевозчика за утрату, недостачу и повреждение груза, принятого к перевозке, при отсутствии вины перевозчика и одновременно объективном действии следующих факторов, среди которых упоминается как непреодолимая сила в общем случае, так и отдельные случаи, которые часто относятся к категории непреодолимой силы, например: действия и распоряжения властей, военные действия, террористические акты, народные волнения, забастовки.

Вслед за Гражданским кодексом 1963 года новый ГК, принятый 16 января 2003 года и вступивший в силу с 1 января 2004 года, определяет понятие непреодолимой силы при перечислении обстоятельств, приостанавливающих течение срока исковой давности (пункт 1 части 1 статьи 78 ГК 1963 года; пункт 1 части 1 статьи 263 ГК 2003 года). Из этих определений следует радикальное изменение подхода законодателя к понятию непреодолимой силы.

Так, если ранее считалось, что обстоятельство может быть признано непреодолимой силой только в случае одновременного наличия двух основных признаков — чрезвычайности и неотвратимости при данных условиях, то новый ГК установил, что достаточно одного из этих признаков, что значительно расширило объем явлений природного и социального характера, подпадающих под определение непреодолимой силы.

Обстоятельство непреодолимой силы должно соответствовать признаку чрезвычайности. Например, сезонные явления, которые повторяются каждый год, нельзя отнести к категории чрезвычайных.

Признак неотвратимости более сложно исследовать. Такое исследование осложняется тем, что неотвратимость имеет конкретный характер (при данных условиях). Неотвратимость должна трактоваться применительно к возможностям конкретного должника, а не к возможностям общества вообще.

Неотвратимость не может иметь место в случае правонарушений со стороны должника, его служащих, контрагентов, неопределенности или недостаточности платежеспособности должника, недостатков рынка. Признак неотвратимости относится скорее к последствиям конкретных обстоятельств, чем к таким обстоятельствам непосредственно.

То есть если погодные условия, например, являются неотвратимыми, это не означает, что неотвратимыми являются и их последствия.

Конечно, если содержание деятельности должника особенно чувствительно к некоторым обстоятельствам, то неблагоприятный характер таких обстоятельств может быть признан непреодолимой силой.

Например, деятельность воздушного перевозчика очень сильно зависит от погодных условий, поэтому неблагоприятные метеорологические условия считаются обстоятельством, освобождающим авиаперевозчика от ответственности за просрочку доставки пассажиров и грузов (статья 94 ВК). Действия органов государственной власти и органов местного самоуправления, как правило, считаются неотвратимыми.

Неправомерные действия властей не считаются обстоятельствами непреодолимой силы. Не считаются неотвратимыми правомерные принудительные действия властей, направленные на применение к должнику санкций за правонарушения.

Таким образом, заранее оценить, будет ли то или иное обстоятельство признано непреодолимой силой, бывает довольно затруднительно, а иногда и невозможно. Для такого анализа следует использовать два основных критерия: возможность должника предвидеть соответствующие обстоятельства и возможность предотвратить неблагоприятные последствия тех или иных обстоятельств.

Достаточно отрицательного ответа хотя бы на один из приведенных вопросов, чтобы прийти к выводу о праве должника на неприменение к нему гражданско-правовой ответственности.

Например, предупреждение со стороны государства о введении квотирования экспорта может быть оценено как аргумент в пользу того, что у лица была разумная возможность предвидеть невозможность исполнения обязательств перед иностранными контрагентами, что будет препятствовать признанию введения квот обстоятельством непреодолимой силы.

Вместе с тем установление невозможности должника воспользоваться такой информацией, в частности, из-за ее несвое­временности, нечеткости и т.п., может быть использовано как аргумент в пользу квотирования как обстоятельства непреодолимой силы, исключающего ответственность должника.

Вывод о том, является ли некое обстоятельство непреодолимой силой (форс-мажором), следует делать с обязательным учетом условий договора.

Если в договоре некоторое обстоятельство предусмотрено в качестве обстоятельства, исключающего вину стороны, оно может быть принято судом, если не противоречит императивному правилу о том, что сделкой невозможно юридически ограничить или отменить ответственность за умышленную вину в нарушении обязательства (часть 3 статьи 614 ГК).

В английском праве вина обычно не имеет значения и ответственности за нарушение обязательства можно избежать, если обстоятельство непреодолимой силы создает объективную невозможность исполнить обязательство надлежащим образом.

В английской юридической доктрине действие обстоятельств непреодолимой силы связано с концепцией тщетности договора. При отсутствии в договоре поставки оговорки типа «при условии получения квоты» поставщик считается безусловно (абсолютно) обязанным получить квоту.

В противном случае, то есть при наличии подобной оговорки, поставщик имеет право ссылаться на то, что он приложил должное старание и принял все разумные меры, но не смог преодолеть правительственного запрета.

Такая ссылка не гарантирует защиты от ответственности, но может быть принята английским судом во внимание.

Впрочем, суд может признать такую ссылку основательной, даже если подобной оговорки нет в договоре поставки, но такое условие подразумевалось, то есть получение экспортной квоты объективно необходимо для исполнения договора. Это правило редко применяется английскими судами, поскольку на стороне, нарушившей обязательство, лежит весьма трудное бремя доказывания.

ЛЕБЕДЕВ Вячеслав — эксперт-консультант «Международной юридической службы», старший преподаватель Одесской национальной морской академии, старший преподаватель Одесского института предпринимательства и права, г. Одесса

НИЦЕВИЧ Артур — партнер «Международной юридической службы», г. Одесса

Источник: https://pravo.ua/articles/nepreodolimaja-sila/

Обстоятельства непреодолимой силы. Коррупция и мировой порядок

Обстоятельства непреодолимой силы

Пока это озаглавлено как «коррупционные действия, совершенные при обстоятельствах непреодолимой силы». Теоретически эти обстоятельства описаны в фабуле статьи 401 ГК РФ и в статье 79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров.

Им присущи непредвиденность или неожиданность, нежелательность и непредотвратимость, то есть невозможность противостоять событию. Таков законодателя, согласованный с мировым правовым порядком. Но как следует из термина, речь идет о торговых сделках, а не о делах, связанных с должностными преступлениями.

То, что эти комментарии могут быть отнесены к подобному разряду дел, — открытие в юриспруденции, потому что до сих пор ни в одной стране мира такое не рассматривалось ни при каких правовых режимах. Пожалуй, исключение может составить только древнее феодальное законодательство, открыто стоявшее на страже интересов аристократии того времени.

Как это будет выглядеть в поправках упомянутых выше государственных ведомств и на что будет распространяться, пока не известно.

Вот две цитаты с Федерального портала проектов нормативных правовых актов о целях разработки, которые тоже не вносят достаточной ясности в эту инновационную идею:

— «освобождение физического лица от ответственности, в случае если несоблюдение им ограничений и запретов, установленных в целях противодействия коррупции, вызвано объективными обстоятельствами, сделавшими невозможным соблюдение вышеуказанных запретов, ограничений, требований и исполнение обязанностей»;

— «в определенных обстоятельствах соблюдение ограничений и запретов невозможно в силу объективных причин, при этом освобождения от ответственности законодательством Российской Федерации не предусмотрено».

Работа производится в соответствии с Национальным планом противодействия коррупции (2018–2020 годы).

Примеры таких «обстоятельств непреодолимой силы» обещают привести в ближайшее время, хотя у юристов пока не хватает фантазии их даже представить.

Однако известно, что не стоит сразу подвергать сомнению то, что еще не объявлено официально и не аргументировано достойными юридическими прецедентами. Поэтому тут пока излишни экспертные оценки, для которых еще не наступило время.

И все же статистические показатели коррупции в России публиковались Генеральной прокуратурой в начале декабря ушедшего года. Тогда была возможность привести данные только с января по октябрь.

Надо иметь в виду, что этот вид преступлений (должностного порядка) содержит ярко выраженный латентный характер, то есть о них можно судить лишь по выявленным и доказанным эпизодам.

Так, в указанный период в России был зарегистрирован 3171 случай получения взятки — статья 290 УК; в то время как за предыдущий год (с января по октябрь — для корректности сравнения) таких преступлений было на 272 меньше. Причин, объясняющих разницу, может быть много: от энергичности усилий для получения требуемого результата до реальных прецедентов.

Источник фото: Flickr

Также было констатировано, что количество коррупционных преступлений, в том числе связанных со взятками (хотя это не единственные составы данного вида правонарушений), увеличилось в Москве, Подмосковье и на Кубани: зафиксировано более 27 тысяч эпизодов, что почти на 2% больше, чем в 2017 году за тот же период.

Повторю, речь идет не столько о гарантированно стабильной картине роста должностных преступлений, сколько о дополнительных усилиях на их выявление. И еще: взятка не является исчерпывающим видом такого рода дел, хотя в уголовном кодексе она играет роль самого яркого показателя.

Коррупция — явление куда более широкое и многоликое, чем-то, что можно легко квалифицировать в уголовных и судебных делах.

Россия получила 28 баллов из 100 возможных в соответствии с индексом восприятия коррупции. Эти исследования с 1995 года проводит международная антикоррупционная организация Transparency International (TI). Каждый год анонимно опрашиваются эксперты и бизнесмены из 180 стран и территорий.

На основании этого формируется линейка рейтингов, в соответствии с которой, чем выше балл (индекс восприятия), тем в меньшей степени страна поражена коррупцией во всех ее проявлениях. Так, Россия оказалась в группе стран: Гвинея, Иран, Ливия, Мексика и Папуа — Новая Гвинея. Мы на 138-м месте из 180 подвергнутых исследованиям.

Предыдущие рейтинги выглядели следующим образом: в 2015-м мы были на 119-м месте, в 2016-м — на 131-м, а в 2017-м — на 135-м.

Самыми благополучными являются, по последним показателям, Дания (88 баллов индекса TI), Новая Зеландия (87), Финляндия, Сингапур, Швеция и Швейцария (по 85 баллов), Норвегия (84), Нидерланды (82), Канада и Люксембург (по 81 баллу). Идеальных стран, которые бы набрали показатели, близкие к ста баллам, как видно, нет. Зато есть аутсайдеры, занявшие три последних места: Сирия и Южный Судан (13 баллов) и Сомали (10).

Есть в рейтинге некоторые страны, которые хотя бы поддерживают стабильность в показателях, то есть без роста и падения индексов. К ним относятся Эстония, Кот-д’Ивуар, Сенегал и Гайана. Есть и ухудшения, они зафиксированы в Австралии, Чили, Мальте, Турции и уже упомянутой Мексике.

Источник фото: Pixabay

Исследовались и такие показатели, как борьба с коррупцией в области международных коммерческих сделок. Недостаток принимаемых мер в этом сегменте приводит к экспорту коррупции из неблагополучных (по этим показателям) стран в более благополучные.

Это следующие государства: Россия, Япония, Южная Корея, Испания, Мексика, Бельгия, Ирландия, Польша, Турция, Дания, Чехия, Люксембург, Словакия, Финляндия, Колумбия, Словения, Болгария, Эстония, Индия, Китай и Сингапур. Как видно из списка, сюда попали и страны-лидеры, и аутсайдеры.

Это отдельный показатель, так как он фиксирует не внутреннее положение вещей, а влияние негативных явлений во внешней коммерческой среде — своего рода вирусное распространение.

Также TI занята исследованием такого явления, как экономическое или политическое лобби в законодательных органах. Россия отмечена здесь не слишком благополучным индексом, в соответствии с которым в Госдуме слишком широко представлены интересы силовых ведомств и организаций.

Но это не может быть уравнено с лоббированием сугубо коммерческих позиций, так как является показателем убеждений политического и нравственного порядка, то есть совершенно легитимно с точки зрения оценок видения государственной политики и патриотических ценностей. Поэтому приводить эти показатели некорректно.

К тому же они содержат погрешность, так как зависят от позиций самих экспертов, не являясь в полном смысле объективными.

Однако общее исследование не может остаться незамеченным, потому что косвенно влияет на место стран в мировом правопорядке. Обращает на себя внимание то, что в рейтинге нет показателей Китая и США. Один из них недоступен, а другой неподсуден?

Андрей Бинев, журналист, аналитик

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/obstojatelstva-nepreodolimoj-sily-korruptsija-i-mirovoj-porjadok-29012019/

Непреодолимая сила коррупции

Обстоятельства непреодолимой силы

Министерство юстиции выступило с инициативой смягчения законодательства о противодействии коррупции: предлагается внести поправки, предусматривающие случаи, когда нарушение антикоррупционных законов «вследствие обстоятельств непреодолимой силы не является правонарушением».

Информация об этом появилась на сайте портала проектов нормативно-правовых актов.

Доклад об изменениях в Федеральный закон «О противодействии коррупции», внесенный в правительство, находится на этапе общественного обсуждения: до 8 февраля свои предложения можно отправить через форму на сайте.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Новости об инициативе Минюста активно обсуждаются в социальных сетях — либерализация законодательства в отношении чиновников ожидаемо не вызывала особой поддержки общественности.

Обсуждается и расплывчатость формулировок в проекте поправок: нигде не уточняется, в чем именно состоят «обстоятельства непреодолимой силы» и «объективные причины», в силу которых коррупция должна быть декриминализована.

Перевод с языка чиновников, как пишут «Ведомости», министерство опубликует после завершения этапа общественных обсуждений, то есть не раньше 9 февраля. Но юристы уже отмечают неэффективность послаблений для чиновников в рамках борьбы за снижение уровня коррупции во власти.

Объяснить законодательную инициативу европейским опытом тоже не получится. В международной практике подобных нормативных актов нет, рассказывает Илья Шуманов, бывший член «Калининградского регионального антикоррупционного сообщества экспертов» и заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл — Россия».

Зампред комитета СФ по конституционному законодательству Александр Башкин в разговоре с Daily Storm заявил, что под непредвиденными обстоятельствами могут пониматься, например, неправильно заполненные декларации о доходах и имуществе чиновника. Если супруг или супруга чиновника неправильно заполнили декларацию, то ответственности за такую оплошность быть не должно, считает сенатор. Он объясняет это тем, что супруги не всегда «оказываются в курсе всех дел своих вторых половинок».

— «Обстоятельства непреодолимой силы» — это некая категория чрезвычайных ситуаций, которые невозможно предвидеть и которым невозможно противостоять, — объясняет Илья Шуманов.

— Природные катастрофы, военные [ситуации], народные волнения. Это не особо вяжется с необходимостью декларировать свои доходы, имущество или сообщать о конфликте интересов.

Профессор кафедры конституционного и административного права факультета права Высшей школы экономики Елена Лукьянова и вовсе считает, что подобные инициативы совсем не находятся в компетенции Минюста, а решать, правильно ли чиновник заполнил декларацию о доходах имущества, должен исключительно суд:

— Могу сказать очень коротко: это не вопрос Министерства юстиции, это вопрос суда. Судья имеет право выяснить, почему человек что-то там не подал. Это называется чрезмерным государственным регулированием.

Помимо этапа общественного обсуждения законопроект должен пройти через антикоррупционную экспертизу, однако ее заключения носят не обязательный, а рекомендательный характер.

Сам Шуманов был антикоррупционным экспертом и направлял заключения в рамках антикоррупционной экспертизы: «Органы власти игнорируют эти независимые заключения, поскольку обязанности учитывать их у них нет.

Поэтому они опираются на собственную позицию, на решения других чиновников из других органов власти, которые не прочь для себя же создать очередную дыру в законодательстве».

Коррупционная «дыра», которая откроется, если поправки будут приняты, идет вразрез с трендом на показательные процессы среди чиновников разного уровня. Тем более что в реестре лиц, уволенных в связи с утратой доверия (то есть за взятки), по состоянию на январь 2019 года находятся всего 799 человек.

«Конечное решение остается за комиссиями по этике и урегулированию конфликтов интересов, которые будут рассматривать заявления чиновников и решать, насколько там были «обстоятельства непреодолимой силы», — заключает эксперт.

— А все решения этих комиссий по этике, судя по исследованию Transparency International, непубличные и непрозрачные: информации по деятельности этих комиссий часто нет на сайтах органов власти.

Решения о наличии этих обстоятельств будут применяться к чиновникам волюнтаристски, непрозрачно.

«Доступа к информации ни СМИ, ни общественные организации, ни граждане не получат».

«Новая газета» направила запрос Министерству юстиции для уточнения обстоятельств, при которых коррупция не должна преследоваться по закону.

 В своем ответе Минюст уведомил лишь, что «о конкретных случаях, когда несоблюдение запретов, ограничений и требований, установленных в целях противодействия коррупции, вследствие обстоятельств непреодолимой силы не будет являться правонарушением, проинформируем по итогам размещения уведомлений с учетом поступивших по результатам их общественного обсуждения предложений».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/01/29/79361-nepreodolimaya-sila-korruptsii

Защитник Права
Добавить комментарий