Ненормативная лексика закон

Поле без брани

Ненормативная лексика закон

Закон вносит изменения в несколько законодательных актов в связи с «совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка». Этот закон также называют «законом о мате», поскольку в одной своей части он ограничивает использование «нецензурной брани» в государственном языке Российской Федерации.

Закон

Вступающие в силу поправки непосредственно коснутся и СМИ, а значит, будут иметь отношение ко многим блогам, которые, в случае если их аудитория… →

В первую очередь поправки касаются небольшого закона «О государственном языке», который был принят в 2005 году и устанавливал правила использования русского языка в различных документах. В первой главе изменения несущественны — в скобках добавлено «в том числе нецензурной брани».

Наибольшие изменения коснулись третьей статьи закона, которая определяет сферы использования государственного языка: в нынешней редакции к официальным бумагам и средствам массовой информации добавляется кино, театр и песни (те, которые с текстом).

С учетом поправки о брани новый закон запрещает прокат и показ фильмов, театральные постановки, книги и исполнение музыкальных композиций, в которых есть мат.

Но на самом деле изменений много больше: фактически закон запрещает любое словоупотребление (на сцене, экране и в книгах), которое не соответствует «нормам современного русского литературного языка». Поскольку таких норм в природе не существует, определять их в каждый конкретный момент будут эксперты с помощью «независимой экспертизы».

«Закон о мате демонстрирует жутко непотребную личину власти, у которой в голове все сиськи, да пиписьки, ну, еще где бы децл миллиардов… →

В старой редакции третьей статьи закона говорилось о ненормативной лексике и исключительных случаях, когда ее использование допускалось; так, использовать мат было можно, если он являлся неотъемлемой частью художественного замысла. В новой редакции закона никаких исключений нет.

Кроме того, новый закон устанавливает, что и распространять содержащие мат произведения можно только в запечатанной упаковке и с предупреждением «содержит нецензурную брань».

За нарушение новых требований полагается штраф, а при рецидиве — еще больший штраф или временная приостановка деятельности, если речь идет о юридических лицах. Что ожидает тех, кто дважды оплатит возможность немного поматериться, но продолжит нарушать и впредь, из текста закона неясно.

Закон напрямую коснется всех исполнительских видов культурной деятельности.

Кино

Фильмы с нецензурной бранью с 1 июля не смогут получить прокатного удостоверения; впрочем новые требования к языку касаются и тех картин, у которых такое удостоверение уже есть, — показывать их в кинотеатрах нельзя.

Уже известно о нескольких «пострадавших». Так, среди них оказались два кинопроекта, ставших лауреатами Каннского и Московского фестивалей — «Левиафан» Андрея Звягинцева и «Да и да» Валерии Гай Германики. Оба фильма будут подвергнуты переозвучке перед выходом в прокат.

«Фильму «Да и да», на котором я работал художником-постановщиком, государство только подсуропило с помощью этого закона, сделав дополнительную рекламу», — рассказал «Газете.Ru» артист и художник Сергей «Пахом» Пахомов. —

Закон о мате я вообще поддерживаю. По той простой причине, что становится больше каких-то тайных, святых вещей. То есть мат в запрещенном состоянии превращается в «святой мат», язык избранных.

Страх наказания за употребление матерных слов, с одной стороны, огромен, а с другой — страха никакого нет.

Пока не будет первой публичной казни за мат, он все же будет в состоянии такой, знаете, полусвятости.

А вот казнят человека за мат на лобном месте — он окончательно станет святым языком».

Глава компании «Другое кино» Cэм Клебанов настроен не столь иронично: он оценивает закон как не только «идиотичный», но и антиконституционный. «Он противоречит сразу трем статьям Конституции: ст. 26 п.

2 — «Каждый имеет право на пользование родным языком» (надеюсь, все согласны, что запретные слова — неотъемлемая часть этого самого языка?)», — перечисляет продюсер в своем фейсбуке. — «Ст. 29 п. 5 — «Цензура запрещается» (само определение «нецензурная лексика» уже предполагает, что вся остальная лексика цензурная); Ст.

44 п. 1 — «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества».

О том, что закон, регулирующий использование матерных слов, нуждается в корректировке, говорили многие деятели кино.

Режиссер, глава Союза кинематографистов Никита Михалков, выступая на брифинге перед открытием 36-го Московского кинофестиваля, заметил, что сложно представить картины о войне без нецензурной лексики. «Русский мат — это тонкая материя.

Это одно из самых великих изобретений русского народа», — приводит слова Михалкова ИТАР-ТАСС. Впрочем, режиссер отметил, что он против того количества мата, которое «сейчас идет с экранов».

Театр

Этой свободы станет ощутимо меньше в театре. «От действия этого закона не пострадают театры, годами показывающие «Слишком женатого таксиста» и пьесы Рея Куни, — рассказал «Газете.Ru» режиссер, худрук столичного «Театра.

doc» Михаил Угаров, — зато серьезно пострадают драматурги и театры, которые имеют смелость вглядываться в реальность, частью которой является обсценная лексика».

В качестве примера Угаров привел пьесы белорусского драматурга Павла Пряжко, пользующиеся большой популярностью в Москве.

Угаров указывает на непроработанность механизма исполнения закона.

«Они надеются на самоцензуру трусливых людей — худруков, кинопрокатчиков, которые зависят от государственного финансирования и не возьмут пьесу с матерными словами, испугавшись возможных проблем», — заметил Угаров, подчеркнув, что закон нарушает закон об авторском праве и Конституцию. «Не стоит бояться этого закона: ведь у нас любой пострадавший от действия правового акта может обратиться в Конституционный суд», — резюмировал режиссер.

Угаров отметил, что до сих пор ему известно мало случаев самоцензуры, однако, по его словам, дирекция Центра драматургии и режиссуры еще в мае изъяла из репертуара постановку пьесу Юрия Клавдиева «Медленный меч» и другие работы, в которых содержалась обсценная лексика.

А в Центре им. Мейерхольда незадолго до вступления закона в силу провели вечер под названием «Альманах», в котором символически попрощались с матом на сцене.

«Мы позвали наших резидентов и друзей озвучить отрывки из знаковых русских пьес и прозаических текстов, а также почитать стихи и спеть песни, которые мы, возможно, уже не услышим в театре», — рассказали представители ЦИМ в фейсбуке организации.

Литература и книгоиздание

Вечером 30 июня, за несколько часов до вступления закона в силу, в нескольких крупных российских городах — Казани, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Нижнем Новгороде и Новосибирске — состоялись мероприятия проекта «Абанамат», посвященные протесту против цензуры и ограничений во всех формах искусства.

В Москве в рамках «Абанамата» в книжном магазине «Фаланстер» и клубе «Китайский летчик Джао Да» прошли публичные чтения стихотворений с использованием нецензурной лексики, которые организаторы назвали «панихидой по русскому мату».

«Я не думаю, что этот закон хоть как-то будет функционировать. Не думаю, что в каждом заведении будет сидеть по чекисту, который будет следить за тем, чтобы никто не сказал неприличное слово. Есть много запретов, и люди их ежедневно нарушают», — рассказал «Газете.Ru» один из участников «Абанамата» Павел Краснов, организатор поэтических чтений «Чтецы».

Впрочем писателей в высказываниях закон не ограничивает. Он касается книгоиздателей. Отныне все книги, содержащие обсценную лексику, должны выходить в упаковке и с пометкой «содержит нецензурную брань».

За первое нарушение закона в этой части книгоиздатели рискуют подвергнуться штрафу, за второе — еще большему штрафу и приостановке деятельности до 90 дней. Это касается и издателей аудио- и видеозаписей.

Хозяин книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов настроен менее благодушно.

«Это просто один из серии идиотических, бессмысленных законов, который нужен на всякий случай — для осуществления, в случае необходимости, выборочных репрессий».

Куприянов напомнил, что на «Фаланстер» уже заводилось дело за распространение порнографии, причем в роли порнографа тогда выступала певица Лидия Ланч с книгой «Парадоксия: дневник хищницы».

«То, что происходит сейчас, – та же самая история, лишний способ убрать неудобных людей, — считает Куприянов. — Никакие книги мы убирать из магазина не собираемся. Если к нам придут, мы будем доводить дело до суда. И если он примет решение о запрете или штрафе за книги Венички Ерофеева или Довлатова, то с этим решением мы будем дальше как-то работать».

Другое мнение у главного редактора издательства Ad Marginem Михаила Котомина. «У нас считается, что запрет — это самая действенная форма управления. А любой запрет можно творчески обойти, — считает Котомин. —

Но проблема назрела: язык развивается, может быть, стоит пересмотреть список матерных выражений — оставить какие-то формы, какие-то ограничить.

Оставить мат в произведениях искусства, убрать из поп-культуры — словом, готового решения нет».

Музыка

Одним из первых свою позицию по вопросу мата высказал лидер «Ленинграда» Сергей Шнуров. Во времена Юрия Лужкова группа, известная своей манерой выражаться бескомпромиссно, переживала негласный запрет на выступления в Москве.

Во время весеннего концерта в «Известия-Холле» коллектив четко обозначил свою позицию: вокалистка Алиса Вокс в знак протеста против закона сняла с себя на сцене всю одежду, а Сергей Шнуров пообещал зрителям, что, в случае принятия этого правового акта, группа начнет показывать на сцене половые акты.

В конце июня «Ленинград» выпустил клип «Фиаско», в котором ненормативная лексика не используется (во всяком случае, те четыре корня, которые определил Институт русского языка РАН в ответ на запрос Роскомнадзора); премьера песни состоялась в передаче Первого канала «Вечерний Ургант».

«Чтобы нецензурные слова в песнях не достигли ушей несовершеннолетних, вполне можно было ограничиться возрастными ограничениями для публики. А совершеннолетние сами вправе решать, что им слушать, а что не слушать, — говорит промоутер группы «Ляпис Трубецкой» Александр Бергер. —

Группа «Ляпис Трубецкой» не планирует переделывать тесты своих песен в угоду депутатам, которые сами с удовольствием матерятся, а другим не разрешают. Ну а на концертах всегда есть вариант в нужный момент отвести микрофон ото рта или заменить неприличное слово словом, например, «пули» — если власти действительно начнут воплощать этот закон в жизнь».

Источник: https://www.gazeta.ru/culture/2014/07/01/a_6093465.shtml

Дематюкация языка: в чем суть закона и как теперь украинцы будут ругаться

Ненормативная лексика закон

В чем суть закона Богомолец о дематюкации языка (коллаж РБК-Украина)

В чем суть закона о запрете мата от Ольги Богомолец, как и кому можно материться – в материале Styler

Закон о “протидії лихослів'ю” или же дематюкации языка может быть принят Верховной Радой Украины уже в ближайшее время.

Автор проекта закона – народный депутат, врач-дерматовенеролог Ольга Богомолец. Она считает, что принятие подобного закона защитит культуру языка от ненормативной лексики.

Styler решил разобраться, как принятие закона о дематюкации языка повлияет на жизнь простых украинцев.

Кому запретят материться

Ольга Богомолец не собирается запрещать употреблять бранные слова всем украинцам. Цель нардепа сделать так, чтобы нецензурная лексика полностью исчезла с телеэкранов, публичных выступлений, средств массовой информации, в том числе, из интернет-СМИ. Интересно, что перечень слов и выражений, которые относятся к нецензурной лексики, должен утверждаться Кабинетом Министров Украины.

Если с телеэкрана или со сцены прозвучат бранные слова, то лицо, совершившее правонарушение, должно будет заплатить штраф – от сорока до семидесяти пяти необлагаемых минимумов доходов граждан.

Или же 40-60 часов отпахать на общественных работах (или 1-2 месяца – на исправительных).

Кроме того, человек, который не сумел сдержать эмоции и заматерился, может попасть от административный арест на срок до пятнадцяти суток.

По мнению Богомолец, принятие этого закона позволит не только повысить культурный уровень общения граждан, но и наполнить бюджет за счет штрафов и развивать украинскую культуру и “будет способствовать защите граждан Украины от сквернословия (нецензурной брани), оскорбительных приставаний к гражданам и других подобных действий, нарушающих общественный порядок и спокойствие граждан”.

  • Кандидат в депутаты обматерила женщину: скандальное видео

Что такое мат?

Богомолец утверждает, что брань и нецензурщина – это проявление слабости, психоэмоционального раздражения и одновременно усталости, проявление агрессии и слабости. Ругань, говорит Ольга Вадимовна, “не содержит смыслов, это продукт нашего бессознательного”.

“Отстаивать родной язык, как основу существования страны, бороться за ее употребление и распространение, за квоты на радио и телевидении и одновременно загрязнять ее руганью, как по мне, является предательством национальных интересов”, – говорит Богомолец.

  • Бранные слова – часть древних средневековых карнавальных действ и карнавальных превращений, когда человеку на некоторое время было разрешено жить “низовыми инстинктами”. Однако карнавал имел свою жесткую регламентацию. Карнавал, в котором доминирует “низ”, не может длиться вечно. Иначе мы попадаем в пучину, в которой человек становится рабом своих инстинктов.
  • Брань – это проявление психической слабости. Мы используем грубость как защиту, когда не хватает профессиональной подготовки для ведения дискуссии.
  • Брань – это примитивный способ проявления агрессии, когда нет достаточного количества аргументов.
  • Брань – это псевдосамозащита и темная часть бессознательного, которая требует контроля, чтобы не разрушить мир.

Нардеп также отметила, что к “потребности чистых рук у политиков” нужно присоединить еще и “потребность чистого рта”.

“В средние века все верили, что за произношение ругательства, дурного слова должно произойти определенное бедствие, пасть кара Божья, поэтому к богохульникам применяли определенные физические карательные меры.

В 21 веке предлагаем на законодательном уровне зафиксировать намерение украинских законотворцев противодействовать сквернословию, защитить чистоту украинского языка в публичном пространстве, его многообразие, поднимать убедительность речи другими приемлемыми средствами”, – резюмировала политик.

Как украинцы должны материться

Как должны материться украинцы

Ольга Богомолец утверждает, что украинцам исторически была чужда примитивная грязная ругань. Она пришла в наш язык как заимствование из русской культуры и ее на протяжении веков насаждали и насаждают сегодня российские колонизаторы.

“Украинцы исторически и традиционно не употребляли бранных слов вроде тех, что бытуют ныне. “Хай би тебе дощ намочив!”. “А щоб тебе лиха година спіткала!” – вот исконно “українська лайка”, которая свидетельствовала о связи древних украинцев с пантеистическим миром природы. Украинцы не любили и не употребляли грубости “ниже пояса” и не позволяли себе пошлости”, – говорит нардеп.

Как же еще могут ругаться украинцы? Вот несколько примеров вам на будущее:

  • Матері його ковінька
  • Сто копанок чортів тобі в печінку
  • А добра б тобі не було
  • А щоб в тебе пір’я в роті поросло
  • Дідька лисого тобі дам
  • А шоб тобі булька з носа вискочила
  • Щоб ти луснув
  • А щоби твоя срака по шву розійшлася
  • А щоб швидкою Настею тут тебе зносило

Материтесь правильно.

Ранее мы писали о том, что сеть “взорвал” закон Богомолец о запрете мата.

Источник: https://www.rbc.ua/rus/styler/dematyukatsiya-zyka-sut-zakona-teper-ukraintsy-1562149387.html

Нецензурная лексика: закон о дематюкации — борьба с нецензурной лексикой или отвлекающий маневр?

Ненормативная лексика закон

Создается впечатление, что жара вкупе с приближающимися выборами странно действует на некоторых народных депутатов.

Во всяком случае, это первое, что приходит в голову, когда читаешь законопроект депутата Ольги Богомолец №10414 «О противодействии сквернословию (о дематюкации языка)», внесенный в парламент 2 июля.

Но если вдуматься, то законопроект о борьбе с нецензурной лексикой не такой уж смешной.

Во-первых, он явно выполняет роль эдакого отвлекающего маневра: пока социально активная часть граждан упражняется в остроумии, вспоминая анекдоты об антиматерных патрулях в прачечных и институтах культуры, под шумок в стране протягивают куда более опасные новшества.

Во-вторых, сам по себе закон о борьбе с нецензурной лексикой дурно пахнет. При всей своей очевидной глупости он может стать дополнительным рычажком в механизме контроля над информационным пространством.

И наконец, очень настораживает то, что законопроект госпожи Богомолец… очень уж похож на российский закон о запрещении табуированной лексики, принятый там пять лет назад. Но давайте сначала о смешном.

Нецензурная лексика — хулиганство в прямом эфире

Итак, открываем законопроект о борьбе с нецензурной лексикой. Он предлагает внести изменения в некоторые действующие законы Украины, и первым делом — в ст.

173 Кодекса об административных правонарушениях («Мелкое хулиганство»).

Под мелким хулиганством кодекс подразумевает нецензурные ругательства в общественных местах, приставание к гражданам и другие неинтеллигентные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие.

Госпожа Богомолец хочет внести в перечень хулиганских те же действия, совершенные во время трансляции телерадиопередач, средствами массовой информации, во время публичных выступлений или (внимание!) путем распространения аудиовизуальной информации в сети Интернет. Это предполагаемая вторая часть ст. 173. Но предлагается еще и третья — то же безобразие, совершенное публичными персонами.

Что интересно, разницы в наказаниях что по первой, что по второй-третьей частям статьи за хулиганку не предусмотрено.

(Кстати, нынешняя судебная практика говорит о том, что сама по себе нецензурная лексика не наносит ущерба чести, достоинству и деловой репутации того, кто стал объектом для упражнений в сквернословии, и злостного матерщинника, который матерится из любви к искусству и от переполняющих его чувств, можно привлечь исключительно к административной ответственности.)

Отсюда вопрос: зачем тогда эти новшества? Ведь любому здравомыслящему человеку понятно, что плеваться, материться и лезть в драку недопустимо что на улице, что в телестудии, и не имеет значения, публичная ты персона или не очень.

Закон о нецензурной лексике: жопа есть, а слова нет?

Что же такое нецензурная лексика? А то ведь, знаете, есть люди, которые даже невинное слово «жопа» считают матерным.

В законопроекте о борьбе с нецензурной лексикой сказано, что это термин, который «употребляется в значении, приведенном в Законе Украины «О телевидении и радиовещании».

Однако в данном законе нет ни слова насчет жопы — матерщина это или нет? Оказывается, автор законопроекта считает, что этот вопрос должен решить… Кабинет министров. Не больше и не меньше.

В шестимесячный срок после принятия закона парламентом (а наш будущий парламент, судя по всему, и не на такое будет способен) и вступления его в законную силу правительство обязано утвердить перечень слов и выражений, содержащих нецензурную брань.

Приключения товарища Юя

Есть одна древняя байка о китайском партийно-газетном функционере, который еще во времена советско-китайской дружбы приезжал в Киев, и его возили по редакциям, показывая, как в советской Украине обстоят дела с пропагандой и агитацией.

Фамилия функционера была вполне обычной и даже благозвучной для китайца, но совершенно невозможной для слуха нашего человека. Состояла она из трех букв и начиналась на «х». Поэтому китайскому товарищу были выданы документы, в которых его имя немножко подправили.

«Добрый день, товарищ Юй!» — энергично приветствовали гостя из Поднебесной киевские функционеры и главные редакторы. Тот, улыбаясь, поправлял, называл свою настоящую фамилию. Чем повергал киевских коллег в ужас.

К чему этот рассказ? К тому, что в проекте закона о борьбе с нецензурной лексикой есть очаровательный абзац: «Термин «сквернословие» (нецензурная брань) распространяется на случаи замены одной любой буквы в словах и выражениях ненормативной лексики согласно перечню, утвержденному Кабинетом министров Украины».

Бедный товарищ Юй — ему все равно не поздоровится.

Но все ради культуры! Ведь в законопроекте о нецензурной лексике госпожи Богомолец предусматривается, что штрафы, содранные с нарушителей ст. 173 Кодекса об административных правонарушениях, должны направляться… «на поддержку и развитие Украинского культурного фонда, который исполняет специальные функции по содействию национально-культурному развитию Украины».

УКФ — организация государственная, создана в 2017 году, и цели ее весьма расплывчаты. В этой тихой казенной культурной заводи много говорят об «инновациях» и «диджитализации», так что «содействие национально-культурному развитию» очень сложно назвать конкретной целью.

Закон о нецензурной лексике — контроль над теми, кто много болтает

А теперь о неприятном.

В законопроекте о нецензурной лексике предлагается «ввести в действие систему мониторинга использования сквернословия во время телерадиотрансляций и публичных выступлений, а также распространения материалов, которые содержат сквернословие (нецензурную брань) в сети Интернет». (Впрочем, судебная практика показывает, что интернет-страницы уже приравняли к СМИ, так что это уточнение можно считать лишним.)

Однако в условиях монополизации информационного рынка и, давайте смотреть правде в глаза, активного наступления на свободу слова соцсети становятся самым свободным источником информации. Чем более государство погрязает в авторитаризме, тем нужнее ему дополнительные рычаги контроля над теми, кто много болтает.

В РФ закон о запрете нецензурной лексики вступил в силу еще в 2014 году. Он тоже вносил изменения в некоторые законодательные акты, касающиеся языка.

Очень сильно возмущались из-за нововведений деятели искусств: закон запрещал фильмы, театральные постановки, книги, а также прочие кантаты и оратории, в которых были сакраментальные словечки.

Некоторые фильмы, в том числе нашумевший «Левиафан», пришлось переозвучить. Однако все сходились в том, что цель закона не в очищении языка, а в дополнительном контроле.

И черт бы с ними, с этими российскими законами, что нам до них? Но! Законопроект о нецензурной лексике нашего парламентария Ольги Богомолец очень сильно напоминает творение ее российских коллег.

Напоследок — короткая цитата, пост художника, поэта, гения и матерщинника Леся Подервянского: «Я категорично проти проекту закону «Про дематюкацію», який запропонувала Ольга Богомолець. Х.й вам, а не закон!»

Да, автор поста буквы точками не заменял.

Источник: https://racurs.ua/2391-necenzurnaya-leksika-i-dematukaciya-yazyka-o-prachechnyh-figachechnyh-tovarische-ue-i-rossiyskom.html

Уместна ли ненормативная лексика в текстах: закон о русском языке | Статьи SEOnews

Ненормативная лексика закон

Не успели мы разобраться с созданием интернет-магазинов, как подоспела новая рубрика – Энциклопедия копирайтинга. В ней мы расскажем о полезных инструментах для копирайтеров, поговорим о сложных аспектах их работы и попробуем взглянуть на написание текстов как со стороны специалиста, так и со стороны заказчика.

Сегодня поговорим о месте нецензурной лексики в текстах.

***

Компания Head Hunter как-то решила провести на своем сайте опрос, чтобы узнать, специалисты в каких областях чаще всего матерятся. Занимательная статистика: «лидерами» диаграммы оказались маркетологи, рекламщики и IT-специалисты. Более 50% респондентов из этих сфер честно сознались, что грешат резким словцом на работе. А ведь именно они, можно сказать, и «создают» интернет.

Сегодня мы поговорим о том, уместно ли употребление нецензурщины в текстах, а также для чего ее используют авторы.

Что есть ненормативная лексика?

Ненормативная лексика – это обязательная составляющая языковой культуры, которая в том или ином виде всегда существовала и будет существовать. Ее популярность в обиходе во многом обусловлена изменениями в общественно-политической жизни страны, особенностями языковых диалектов или профессиональными «требованиями».

Многие ошибочно полагают, что ненормативная лексика = матерщина. Однако под это понятие попадают и жаргонизмы, диалектизмы, варваризмы, грубые и оскорбительные выражения. Мат является самой грубой и осуждаемой обществом разновидностью.

Стремительное развитие интернет-технологий дало не просто толчок, а увесистый пинок совершенствованию ненормативной лексики и ее проникновению во все сферы культурной жизни.

Какие слова считаются матом?

Тут все просто. За нас все решил Роскомнадзор и назвал матами 4 основных слова:

«Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы».

На эти слова наложено официальное табу на публикацию в СМИ. Какие конкретно это выражения, мы писать не будем – догадайтесь сами. А если не можете, то счастливый вы человек.

Слова из списка «запрещенки» рождают десятки словоформ на все случаи жизни. А матерные мемчики и грубые цитаты известных «интернет-троллей» буквально выползают из мониторов и проникают в карманы все более юной публики. Так что за словами в карман лучше не лезть. Мало ли, какие достанешь.

В литературе, в отличие от интернета, непосредственно мат встречается не так часто. Тут можно вдоволь запастись жаргонизмами, диалектизмами и иными формами ненормативной лексики, не относящимися к мату.

«А как же классики?» – спросите вы.

Уважаемые товарищи потомки! Роясь в сегодняшнем окаменевшем г*вне, наших дней изучая потемки, вы, возможно,

спросите и обо мне.

(В. Маяковский. Поэма «Во весь голос»)

Как знал! В XX веке обсценная лексика подвергалась цензуре и официально не признавалась приличным обществом. Однако это не мешало деятелям литературы создавать «неофициальные» произведения. Владимир Маяковский, известный своим бойким слогом, не раз давал жару непривычно острыми и порой вульгарными произведениями:

Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?! Я лучше в баре бля*ям буду

подавать ананасную воду!

(Стихотворение «Вам»)

Непристойности от Владимира Владимировича пришлось, конечно, запикать.

Это не единственный русский поэт, который использовал ругательные выражения в своих текстах. Как и в художественных произведениях, в веб-копирайтинге иногда используется нецензурная лексика. С какой целью?

Функции бранных слов

Задумывались ли вы, что мат и прочие колкие словечки не просто так вырываются из уст и из-под клавиш? У них есть строго определенные функции. Ученые-лингвисты обозначили такие:

1. Повышение темпераментности речи (когда «хорошими» словами не передать).

2. Эмоциональная разрядка (работа, пятница, аврал).

3. Снижение болевого шока (это когда мизинчиком ударился).

4. Умышленное словесное унижение собеседника (ну тут все понятно).

5. Демонстрация раскованности и независимости (у школьников, например, случается).

6. Показательное пренебрежение запретами и правилами (тут тоже школьники, плюс бунтари).

7. Доказательство принадлежности к «своим» (все матерятся, и я матерюсь).

Также матерщина может быть признаком агрессии или демонстративного бесстрашия, желания показаться взрослее или просто недалекого ума.

Тогда встает естественный вопрос: какую функцию обсценная лексика будет выполнять в текстах?

Где и зачем нужен/не нужен мат?

Прелесть хорошего веб-копирайтинга в том, что каждое слово в нем выверено и несет определенный посыл целевой аудитории. Поэтому если автор решает сдобрить свои шедевры порцией отменного мата, значит, он считает, что его ЦА этого достойна и примет с радушием.

Где на просторах интернета можно встретить мат и жаргон:

  • в личных или корпоративных блогах;

Источник: https://www.seonews.ru/analytics/entsiklopediya-kopiraytinga-umestna-li-nenormativnaya-leksika-v-tekstakh/

Нецензурная лексика в СМИ и рекламе: теория и практика

Ненормативная лексика закон

Право на свободу получения и распространения информации как средство получения сведений о происходящих событиях всегда находилось в фокусе внимания общества.

Это нашло свое отражение в законодательстве еще с 1991 года, с принятием Закона РФ от 27 декабря 1991 г.

№ 2124-1 “О средствах массовой информации” (далее – Закон о СМИ), закрепившим запрет на ограничение поиска, получения, производства и распространения массовой информации, а также на установление цензуры (ст. 1, ст. 3 Закона о СМИ).

Вместе с тем, неограниченное распространение информации нередко входит в противоречие с другими правами и интересами человека – на неприкосновенность частной жизни, защиту от информации, причиняющей вред здоровью и развитию ребенка, защиту нравственности и т. д.

Постепенно законодатель охватывает все новые и новые сферы отношений по обеспечению всех этих интересов, что, как правило, не оставляет равнодушными ни аудиторию СМИ, ни профессиональное сообщество. Апрельские поправки к Закону о СМИ, установившие запрет на использование в материалах СМИ табуированной лексики, не стали исключением из этого правила.

Новый запрет – новое основание для штрафа

Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ “О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации” и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях” (далее – Федеральный закон № 34-ФЗ) расширил критерии злоупотребления свободой слова (абз. 1 ст.

4 Закона о СМИ), включив в них использование СМИ для распространения материалов, содержащих нецензурную брань. Соответствующие поправки были также внесены в КоАП РФ: подобное правонарушение грозит штрафом (для граждан – от 2 тыс. руб. до 3 тыс. руб., для должностных лиц – от 5 тыс. руб. до 20 тыс. руб., для организаций – от 20 тыс. руб. до 200 тыс. руб.

) с конфискацией предмета административного правонарушения.

Авторы инициативы, группа депутатов фракции “Единая Россия”, пояснили, что на момент внесения предложения в Госдуму административная ответственность была установлена только за использование нецензурной брани в общественных местах. Вместе с тем, в Госдуму и уполномоченные органы поступают многочисленные обращения граждан по поводу использования в телепередачах и печатных СМИ ненормативной лексики.

Напомним, ранее ограничения на распространение содержащей нецензурную брань информации среди несовершеннолетних были установлены Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”, установившим основные меры по обеспечению информационной безопасности детей.

Роскомнадзор также поддержал это нововведение, тем более, что ведомство предлагало дополнить действующее законодательство подобной мерой еще в августе 2012 года.

Тогда эксперты контрольного органа указали, что наиболее часто претензии по поводу использования ненормативной лексики высказываются гражданами в отношении телепрограмм “Дом-2”, “Каникулы в Мексике”, “+100500”, “Комеди Клаб” и других программ, выходящих в эфире телеканалов “ТНТ”, “Перец”, “Муз-ТВ”, “MTV”. Аналогичные нарушения были также выявлены в ряде печатных и сетевых СМИ (например, в интернет-портале радиостанции “Эхо Москвы”, электронных изданиях “Ридус”, “Грани.ру”, “Свободная пресса”, журнале Andy Warhol’s Interview). Меры разъяснительного характера, подчеркнул Роскомнадзор, на практике оказываются малоэффективными.

НенорМАТивная лексика

Первый вопрос, который возникает на практике, – это принадлежность конкретного слова или выражения к нецензурной лексике. Сразу оговоримся, что понятия “нецензурная брань” и “ненормативная лексика” синонимами не являются.

Второе шире по содержанию – в него включается не только собственно нецензурная брань (то, что обычно называют матом), но и неприличные и грубо-просторечные слова и содержащие их выражения. Этой точки зрения придерживается как Роскомнадзор, так и суды.

К примеру, ВС РФ в одном из своих определений к ненормативной лексике отнес как бранные, так и нецензурные коннотации (устойчивая ассоциация, которую вызывает то или иное слово, употребленное в конкретном контексте. – Ред.)1.

Кстати, Роскомнадзор подчеркивает, что использование ненормативной лексики в СМИ также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ “О государственном языке Российской Федерации”. Действительно, пп. 9 ч.

1 ст. 3 указанного закона запрещает использование лексики, не соответствующей нормам русского языка.

Единственное исключение предусмотрено для случаев, когда непарламентские выражения являются неотъемлемой частью художественного замысла.

Кроме собственно используемого слова или выражения следует иметь в виду ситуацию, в которой оно было употреблено. На это обращает внимание ВС РФ, подчеркивая: “Грань между ненормативной лексикой и общеупотребительными словами лежит не в самом языке, а в различных ситуативных социальных контекстах.

То, что допустимо в предельно узких коммуникативных средах, в экстремальных ситуациях, воспринимается как недопустимое в устоявшихся условиях публичной сферы”2.

Правда, этот довод дает также свободу толкованию – если понимать его буквально, то можно утверждать о допустимости использования крепких выражений в некоторых “экстремальных” ситуациях, что должно восприниматься обществом как норма.

Роскомназдор в определении критериев нецензурной брани оказался более конкретен.

В Рекомендациях по применению Федерального закона № 34-ФЗ, размещенных на официальном сайте ведомства, отмечается: “В настоящий момент отсутствует единый перечень нецензурных бранных слов.

Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова (х.., п.., е…, б…), а также образованные от них слова и выражения”.

Контролирующий орган сразу оговорил свою позицию и по некоторым спорным вопросам.

Так, Роскомнадзор не считает нарушением закона использование нецензурной лексики в прямом эфире теле-радиопрограмм, когда невозможно предусмотреть заранее, что именно может сказать приглашенный в студию гость либо замаскировать неприличные слова. Одновременно подчеркивается, что на редакции лежит ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями.

Источник: http://www.garant.ru/article/504046/

Закон о запрете на использование нецензурной брани принят Госдумой

Ненормативная лексика закон

Закон, устанавливающий запрет на использование нецензурной брани, принят Госдумой в третьем чтении.

Напомним, что документ предусматривает обязательное использование государственного языка РФ:

  • в продукции средств массовой информации;
  • при показах фильмов в кинозалах;
  • при публичном исполнениипроизведений литературы, искусства, народного творчества посредством проведения театрально-зрелищных, культурно-просветительных, зрелищно-развлекательных мероприятий.

В указанных сферах и в иных предусмотренных федеральными законами случаях наряду с государственным языком РФ предполагается допускать использование государственных языков республик, находящихся в составе РФ, других языков народов РФ, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, также иностранных языков.

Кроме того, уточнено, что при использовании русского языка как государственного языка РФ не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке.

При этом, экземпляры аудиовизуальной продукции и фонограмм на любых видах носителей, экземпляры печатной продукции (за исключением продукции СМИ), содержащие нецензурную брань, планируется допускать к распространению только в запечатанной упаковке и при наличии текстового предупреждения в виде словосочетания “содержит нецензурную брань”.

Также предусмотрено введение нормы, согласно которой прокатное удостоверение на фильм не будет выдаватьсяв случае использование в нем нецензурной брани.

Соответствующие изменения планируется внести в Федеральный закон от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ “О государственном языке Российской Федерации”, Федеральный закон от 22 августа 1996 г. № 126-ФЗ “О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации”.

Кроме того, в КоАП РФ предлагается установить административную ответственность за:

  • организацию публичного исполнения произведения литературы, искусства или народного творчества, содержащего нецензурную брань, посредством проведения театрально-зрелищного, культурно-просветительного или зрелищно-развлекательного мероприятия;
  • распространение экземпляров аудиовизуальной продукции и фонограмм на любых видах носителей, экземпляров печатной продукции (за исключением продукции СМИ), содержащих нецензурную брань, без специальной упаковки и текстового предупреждения в виде словосочетания “содержит нецензурную брань”;
  • осуществление проката фильма или его показа без прокатного удостоверения на фильм или нарушение установленного в прокатном удостоверении способа использования фильма.

За указанные правонарушения предусмотрено наказание в виде административного штрафа для граждан в размере от 2 тыс. до 2,5 тыс. руб.; для должностных лиц – от 4 тыс. до 5 тыс. руб.; для юридических лиц – от 40 тыс. до 50 тыс. руб. Повторное их совершение повлечет увеличенные санкции.

Предлагаемые нормы планируется ввести в действие с 1 июля 2014 года.

Для признания тех или иных слов и выражений не соответствующими нормам современного русского литературного языка авторы проекта предлагают использовать институт независимой экспертизы.

Текст законопроекта № 190238-6 “О внесении изменений в Федеральный закон “О государственном языке Российской Федерации” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка” и материалы к нему размещены на официальном сайте Госдумы.

 Документы по теме: Новости по теме:
  • В России могут запретить распространять информацию, умаляющую авторитет РФ и ее вооруженных сил – ИА “ГАРАНТ”, 25 марта 2014 г.
  • Показ по телевидению сцен насилия с участием подростков предлагают ограничить – ИА “ГАРАНТ”, 6 февраля 2014 г.
  • Продажа в России компьютерных игр со сценами насилия и жестокости может быть ограничена – ИА “ГАРАНТ”, 4 февраля 2014 г.
  • За распространение в СМИ сообщений и материалов, пропагандирующих культ насилия и жестокости, может быть установлена ответственность – ИА “ГАРАНТ”, 13 ноября 2013 г.
  • В России могут появиться общественные советы по содействию защите нравственности в СМИ – ИА “ГАРАНТ”, 14 июня 2013 г. 
  • Роскомнадзор в течение месяца будет формировать практику применения закона об ответственности за нецензурную брань в СМИ – ИА “ГАРАНТ”, 26 апреля 2013 г.
  • Подписан закон об ответственности за использование нецензурной брани в СМИ – ИА “ГАРАНТ”, 8 апреля 2013 г.
  • В Госдуму внесен законопроект о запрете на использование нецензурной брани – ИА “ГАРАНТ”, 14 декабря 2012 г.

Материалы по теме:

Нецензурная лексика в СМИ и рекламе: теория и практика
В апреле текущего года ст. 4 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 “О средствах массовой информации” была дополнена запретом на использование в материалах СМИ нецензурной лексики одновременно с установлением соответствующей административной ответственности.

Поправки вызвали масштабные обсуждения в профессиональном сообществе, причем мнения экспертов по этому вопросу существенно разошлись.

О том, что правоприменители подразумевают под нецензурной бранью и какие последствия ее использование может иметь для СМИ, как суды относятся к скрытой табуированной лексике и можно ли на основании новых норм запретить фильм “Бриллиантовая рука”, узнайте из нашего материала.

Источник: http://www.garant.ru/news/538999/

Защитник Права
Добавить комментарий