Майн кампф запрещена

Испокон веку книги запрещали. Испокон веку с этими запретами боролись. Сейчас такую борьбу ведет ежегодная международная акция “Неделя запрещенной книги”. В этом году она проходит 23-29 сентября. Что это за инициатива, и какова на сегодняшний день в мире ситуация с запрещенными книгами?

“Словами можно смерть предотвратить, словами можно мертвых оживить” (Алишер Навои); “Всякая мысль, выраженная словами, есть сила, действие которой беспредельно” (Лев Толстой); “Язык — самое опасное оружие: рана от меча легче залечивается, чем от слова” (Педро Кальдерон); “Нет ничего могущественнее слова. Это невидимое оружие. Без него мир принадлежал бы грубой силе” (Анатоль Франс).

Силу и могущество “невидимого оружия” слова осознавали не только работавшие с ним писатели, философы и мыслители. Прекрасно осознавали их и власти предержащие, и потому запрет на слово, запрет на книги так же стар, как сама литература.

История полна бесконечными запретами книг — от средневековой инквизиции до разжигавшихся нацистами костров из запрещенной литературы, от фетвы против Салмана Рушди до запретов ныне считающихся шедеврами мировой литературы “эротических” романов Дэвида Лоуренса, Владимира Набокова, Уильяма Берроуза.

В числе запрещенных в разное время в разных странах мира книг есть не только откровенные политические памфлеты типа “Коммунистического манифеста” или “Майн Кампф”, не только граничащие с порнографией (по мнению цензоров) “Декамерон” Боккаччо и “Лолита” Набокова, но и кажущиеся ныне абсолютно невинными и повсеместно признанными книги.

Вот несколько совершенно анекдотичных и зачастую абсурдных примеров.

  • “Франкенштейн” Мэри Шелли был запрещен в Южной Африке в 1955 году за “неприличное” содержание.
  • В 1931 году “Алиса в Стране Чудес” Льюиса Кэрролла была запрещена в Китае за “антропоморфное изображение животных”. Употребление животными человеческого языка было, по мнению цензоров, оскорбительно для человека.
  • “Черные полковники”, придя к власти в Греции в результате военного переворота в 1967 году, запретили “Лисистрату” — комедию классика древнегреческой литературы Аристофана — за ее антивоенное содержание.
  • “Ковчег Шиндлера” — опубликованный в 1982 году роман австралийского писателя Томаса Кенилли, ставший спустя десятилетие основой для всемирно известного фильма “Список Шиндлера” Стивена Спилберга, был запрещен в Ливане за “позитивное изображение евреев” (!).
  • Написанная в 1852 году Гарриет Бичер-Стоу “Хижина дяди Тома” была запрещена не только в Конфедеративных Штатах американского Юга вплоть до окончания Гражданской войны в 1865 году, но и в крепостнической николаевской России — за проповедуемую ею идею всеобщего человеческого равенства и “подрыв религиозных идеалов”.

Даже Библия была объектом запрета — чаще всего ее переводы на неугодные церкви и солидаризирующейся с нею властью языки. В Испании Библия на испанском была запрещена с момента ее появления в XVI и до XIX века.

В России совсем недавно, в 2015 году, была признана экстремистской и запрещена созданная Свидетелями Иеговы версия Библии под названием “Перевод нового мира”.

А в Саудовской Аравии даже каноническая Библия до сих пор находится под запретом.

Равно как и запретами книг, история полна и борьбой с этими запретами. Нелегальное производство (перепечатывание, ксерокопирование), распространение запрещенной литературы, ее контрабанда, “самиздат”, “тамиздат”, а теперь и интернет — все это неотъемлемая часть литературного процесса, существующая бок о бок с ним.

Прогресс в борьбе с запретами налицо. Самые радикальные и чудовищные проявления книжной цензуры остались далеко в истории.

Костров из пылающих запрещенных книг на улицах цивилизованных стран больше, по счастью, нет.

Даже приговоренный к смерти иранскими аятоллами Салман Рушди, вынужденный в течение нескольких лет прятаться и жить под охраной, сейчас спокойно преподает в американских университетах.

Фетва против него, впрочем, не отменена, как не отменено и вознаграждение — свыше 3 млн долларов за его убийство.

Никуда не исчезла и проблема запрещенной литературы. Осмыслению этих процессов посвящена ежегодная “Неделя запрещенной книги”.

“Неделя запрещенной книги”

Парадоксально — или, наоборот, логично, — что идея “Недели запрещенной книги” появилась в стране, считающей себя и считающейся многими оплотом свободного мира.

Автор идеи — известная активистка борьбы за свободу слова в Америке Джудит Круг.

В 1982 году к ней обратилась Ассоциация американских издателей с просьбой привлечь внимание американской общественности “к факту запрета в США в том году целого ряда книг”.

Круг поделилась этой информацией с Ассоциацией американских библиотек и Комитетом интеллектуальных свобод — и, как она потом вспоминала, “спустя шесть недель мы уже провели первую “Неделю запрещенной книги”.

С тех пор “Неделя запрещенной книги” проводится ежегодно в США в конце сентября.

Места активности — библиотеки, школы, книжные магазины. Заявленная цель — “распространять информацию о значимости Первой поправки к Конституции США [о свободе вероисповедания, слова, прессы и собраний] и о силе литературы, а также привлекать внимание к той опасности, которую представляют для свободного общества ограничения на распространение информации”.

Американскую инициативу поддержала и международная организация Amnesty International, которая стремится привлечь внимание мировой общественности к людям, “преследуемым за тексты, которые они пишут, распространяют или читают”. На сайте Amnesty регулярно публикуется информация о случаях такого преследования. В числе таких людей — граждане Азербайджана, Гамбии, Египта, Ирана, Китая, Кубы, Мьянмы (Бирмы), России и Шри-Ланки.

Ежегодно “Неделя запрещенной книги” публикует список “Десять самых проблемных книг года” — на основании данных Ассоциации американских библиотек.

Вошедшие в список книги вовсе не являются запрещенными для издания и публикации в США — знаменитую Первую поправку никто еще, по счастью, не отменил. Основания для попадания в список — появляющиеся в СМИ или получаемые Ассоциацией с мест сообщения об изъятии тех или иных книг из школ или библиотек.

Вот несколько наиболее радикальных примеров книг, попавших в список за последние несколько лет:

  • “Убить пересмешника” Харпер Ли. Причины: ненормативная лексика, расизм, несоответствие возрастной группе.
  • “Над пропастью во ржи” Джерома Сэлинджер. Причины: ненормативная лексика, непристойное содержание, несоответствие возрастной группе.
  • “Цвет пурпурный” Элис Уокер (роман экранизирован Стивеном Спилбергом). Причины: ненормативная лексика, непристойное содержание, несоответствие возрастной группе.
  • “Персеполис” Маржан Сатрапи. Причины: азартные игры, ненормативная лексика, политическая ангажированность. Дополнительные причины: “направлен против лиц определенной политической, расовой или социальной принадлежности”.
  • “Сумерки” — серия романов Стефани Майер. Причины: религиозная ангажированность, непристойное содержание, несоответствие возрастной группе.
  • “Земля, моя задница и другие большие круглые предметы” Кэролин Маклер. Причины: ненормативная лексика, непристойное содержание, несоответствие возрастной группе.

А что же россия?

В России — стране с одной из самых богатых запретами книг историей — о “Неделе запрещенной книги” практически никто не знает.

Мои попытки отыскать следы присутствия “Недели” в русскоязычном интернете привели к крайне скудным результатам. В 2012 году по следам американских коллег “Неделю” провел московский книжный магазин “Додо. Мэджик Букрум”. Еще год спустя аналогичную попытку предприняла одна из подмосковных библиотек.

Что, разумеется, вовсе не означает отсутствия в России проблемы с запретом книг. Однако сегодняшняя ситуация выглядит вовсе не однозначной и не идет ни в какое сравнение с тем, что многие из нас помнят по временам жестокой и немилосердной советской цензуры.

Александр Гаврилов, известный литературный критик, в прошлом главный редактор газеты “Книжное обозрение”, пристально следит за литературным и книгоиздательским процессом в России.

“Если посмотреть на список запрещенных книг, публикаций СМИ и сайтов, который ведет министерство юстиции, то можно увидеть, что подавляющее большинство подвергнутых запрету со стороны государства материалов так или иначе связаны с пропагандой радикальных религиозных, в первую очередь исламских течений”, — говорит он.

По мнению Гаврилова, в условиях реально сохраняющейся на Северном Кавказе нестабильности и непрекращающейся угрозы терактов такие меры предосторожности — пусть и выполняются они, как и многое в России, довольно топорно — все же назвать необоснованными нельзя.

Что еще?

“Наиболее наглядный случай прямого запрета на книги, — продолжает Гаврилов, — был связан с издательством покойного Ильи Кормильцева [поэт, писатель, эссеист и издатель Илья Кормильцев (1959-2007) больше всего известен как автор текстов к песням группы “Наутилус Помпилиус” — примечание Би-би-си] “Ультракультура”. Оно выпустило много книг просто радикально контркультурных, но среди них было немало и таких, которые так или иначе обсуждали наркокультуру. И тогда существовавшее, а позже демонтированное за полной бесполезностью и даже вредностью ведомство под названием Государственный комитет по контролю за оборотом наркотических средств — в просторечии “Госкомдурь”, поскольку с реальным оборотом наркотиков они бороться не хотели или не могли, а отчитываться им было надо — объявило эти книги пропагандой наркотиков и постановило, что их нужно изымать”.

Обращает на себя внимание тот факт, что книги даже самых откровенных, самых рьяных противников нынешнего политического режима в России — Бориса Акунина, Виктора Шендеровича, Людмилы Улицкой, даже Марии Алехиной — издаются и даже продаются в книжных магазинах. Их авторы — те, кто продолжает жить в России, — проводят встречи с читателями.

По всей видимости, такого рода литература попадает в то же поле медийной резервации, в которой существует и оппозиционные СМИ — вроде радио “Эхо Москвы”, телеканала “Дождь” или “Новой газеты”. Книжное чтение в России неуклонно сокращается, и люди, занимающиеся регулированием информационных потоков, не очень опасаются, что книгочеи вдруг резко объединятся в оппозиционном порыве.

“Цензуры в России нет, — твердо отвечает на мой вопрос Александр Гаврилов. — Ни одна из этих книг — даже книги “Ультракультуры” — не была запрещена, ни у одной из этих книг не было никаких проблем выйти в свет, то есть дойти до печатного станка и получить тираж на руки. То есть никакие государственные органы не запрещают издавать книги”.

“Проблемы начинаются на этапе распространения. “Госкомдурь” и множество других государственных органов имеют право запрещать или требовать от смежных ведомств запретить распространять эти книги.

И дальше каждый книжный магазин, который имел смелость или неосторожность выставить эти книги на прилавки, подвергается шквалу пожарных, налоговых, санитарных, какого угодно уровня проверок.

Они не изымали все книги подряд и не устраивали нацистских костров, но они настолько изматывают предприятие, что у него остается два выхода: либо закрыться, либо прекратить распространять эти книжки”.

В результате подвергающиеся преследованию книги уходят в интернет.

Посещаемость крупнейшей пиратской библиотеки под названием “Флибуста” намного выше, чем у любого легального онлайн-магазина, торгующего электронными книгами в русскоязычном интернете.

Понятно, что немалая часть этих посещений приходится на ворованный контент, но немало людей приходят туда и за книгами, которых на легальных ресурсах просто не сыскать.

Помимо интернета, есть, разумеется, и современный “самиздат”. Появились многочисленные издательские платформы, позволяющие автору за свой счет издать практически любую книгу. Одна из них — Ridero.ru. Проблема та же самая — что делать с полученным тиражом? Как донести его до читателя?

“Еще более высокого градуса безумия, — продолжает Гаврилов, — эта история достигла в возрастной маркировке книг. Был принят закон “о защите детей от информации, способной нанести ущерб их жизни и здоровью”. Понятно, что довольно быстро его стали называть “закон о защите детей от информации”, каковым он, собственно, и является”.

“Закон требует снабдить каждую книгу заранее обозначенной возрастной маркировкой — и, если в этой книге упоминается смерть или герои ее употребляют алкогольные напитки (список довольно длинный), то книга должна быть промаркирована 18+.

В эту категорию, за единичными исключениями, попадает практически вся школьная программа по литературе — от Пушкина и Лермонтова до Толстого и Достоевского.

Уже есть случаи, когда магазины, опасающиеся давления и выкручивания рук, отказывают школьникам в приобретении произведений из школьной программы”, — рассказывает Александр Гаврилов.

Источник: https://rus.delfi.ee/daily/abroad/majn-kampf-lolita-i-goskomdur-kto-i-zachem-zapreschaet-knigi?id=83754319

Mein Kampf по 400 грн на Майдане и «урок антисемитизма» впридачу

Майн кампф запрещена

На столичном Майдане Независимости, возле Главпочтамта (где теперь магазин “Розетка”) стоят пять раскладок с сувенирной продукцией, коллекционными монетами, значками, книгами.

На первый взгляд, ничего особенного — обычные раскладки для туристов, но если подробнее рассмотреть, что там продают — можно как минимум удивиться. Вот например, столик по центру — с книгами, коренные киевляне его несколько иронично называют уголок антисемита.

Хотя, если разобраться, это не смешно. Здесь в продаже — разная литература, включая запрещенные в Украине книги вроде Mein Kampf Адольфа Гитлера.

Так вот, «уголок антисемита» существует на Майдане, в центре столицы Украины, уже двадцать с лишним лет. А мимо ходят туристы — сотни, если не тысячи, каждый день.

Милиция-полиция периодически гоняет с Майдана эту публику, но они каждый раз возвращаются.

Почему? Как? А потому что, как видно, никто этих случаев не расследует, не выясняет, откуда и в каком количестве поступает «товар», а следовательно – кто же заказывает «музыку»?

“Уголок антисемита” на Майдане Независимости

Напомним: прямой запрет на печать и распространение Mein Kampf действовал в Украине с 2009 года, но в 2015 году постановление Национальной экспертной комиссии по этике отменили, а саму комиссию распустили.

Тогда же, в 2015 году, парламент принял закон “Об осуждении тоталитарных режимов в Украине”, но и он прямо не запрещает продажу нацистской литературы — в нем говорится о символике, памятниках и топонимах в честь деятелей тоталитарных режимов.

Укринформ обратился за комментарием к юристу Дмитрию Богуславскому, который объяснил, что отсутствие пункта о запрете печати и распространении книги Mein Kampf Адольфа Гитлера в законе “Об осуждении тоталитарных режимов в Украине” не означает, что эту книгу можно печатать и распространять. “В статье 436-1 Уголовного кодекса Украины сказано, что изготовление, распространение коммунистической, нацистской символики и пропаганда коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине предусматривает уголовную ответственность. Конечно, теоретически можно говорить, что эта книга не пропагандирует нацистский режим, но, изучая отдельное дело, суд, очень вероятно, с этим не согласится”, – объясняет эксперт. Итак, Mein Kampf Адольфа Гитлера в Украине ни печатать, ни продавать – нельзя.

Как продавцы с Майдана “доносят людям правду”

Корреспондент прошелся по Майдану Независимости в обед 12 ноября.

Идя от улицы Гринченко в направлении метро, на первой раскладке обращаем внимание на сувениры в виде липовых водительских удостоверений с изображением украинских политиков – мэра столицы Виталия Кличко, спикера парламента Андрея Парубия и еще десятка других лиц. Среди них – пластиковая карточка с изображением Адольфа Гитлера (на фото ниже).

“Сувенирная” продукция на лотках

“Сколько это стоит?”, – интересуемся у продавщицы. “20 гривен”, – отвечает она с каменным выражением на лице.

Третья раскладка – с книгами. Продавец на вид лет 70-75 показывает книгу Mein Kampf Адольфа Гитлера и подмигивает вашему корреспонденту. Подходим к раскладке. На ней представлена достаточно разная литература. Наряду со сборником Василия Симоненко и “Кобзарем” Тараса Шевченко — сокращенное и полное издание Гитлера.

Оба на русском языке, изданные в Москве в 2002 году. Между прочим, в России печатать труды Гитлера до 2002 года было разрешено. Но почему это до сих пор открыто продается в Украине? Здесь же – “современный самиздат” – пачка листов, скрепленных степлером, под названием “Список замаскированных евреев”.

Это было напечатано в российском же Краснодаре еще в 2001 году.

В ассортименте – и Mein Kampf, и сборники Симоненко

– Кстати, в книге Гитлера есть очень правильные слова, – начинает доверительный разговор старичок-продавец, листая страницы.

– Серьезно?

– Вот смотрите. Читайте отсюда и вдумайтесь в каждое слово, – говорит продавец и протягивает книгу, открытую на 253 странице.

– Еврей всегда был паразитом на теле других народов, – агитирует дед. – И для Украины эта проблема актуальна – вы посмотрите на нашу Верховную Раду.

У нас было пять президентов, и среди них – ни одного украинца, – говорит продавец и показывает известную фотографию (иллюстрация ниже) – Петра Порошенко, Владимира Гройсмана и Арсения Яценюка в парламенте.

А себе думается, Ющенко, получается, тоже имеет еврейские корни?..

Именно та 253 страница

– А знаете ли вы, что эту книгу нельзя продавать в Украине?

– Почему же нельзя? Смотрите, в апреле этого года Юрий Шаповал (историк, ведет авторскую программу на Украинском радио. – Авт.) на весь мир рассказывал о Mein Kampf. Я это сам слышал, – продолжает продавец.

– И сколько стоит эта книжка? – спрашиваю.

– 400 грн. Есть и сокращенное издание – оно по 50. Это каждому надо прочитать! И желательно, раза 4 – запомнить каждое слово наизусть!

– Бесспорно, – поддакиваю деду-продавцу. Похоже, мы нашли общий язык.

– На прошлой неделе на меня здесь два жида напали, – рассказывает он шепотом, – подошли так с двух сторон и начали бить. Ребро мне сломали! Два даже! Но ведь кто-то должен людям правду доносить…

– А это вы на себя работаете, есть владелец раскладки?

– Я здесь сам, конечно. Кстати, у меня дома есть еще Mein Kampf на немецком языке, оригинал. Я его за 600 долларов купил! – хвастается дед.

А Гитлер…его же фамилия – Шекельгрубер, в честь него израильская валюта названа, шекель! (На самом деле, Шикльгрубер. – Авт.). Он создал страну Израиль! – рассказывает продавец и протягивает мне книгу под названием “Адольф Гитлер – основатель Израиля”.

– То есть еврей-Гитлер написал разгромную книгу о своем народе?

– Ну да! – восклицает дед, радуясь, что его наконец поняли.

В этот момент бесперспективность разговора стала уже совсем очевидной. Похоже, продавец – либо уникально натренированный провокатор, либо имеет проблемы с психикой. И тем не менее, почему полиция за 20 с лишним лет до сих пор его с Майдана не прогнала раз и навсегда? Не говоря уже о том, чтобы установить, кто на самом деле там «рулит»? Спросим непосредственно у них.

Реагировать на продажу Mein Kampf патрульная полиция обязана и без заявления

Шевченковское отделение полиции находится в 300 метрах от «уголка антисемита», на улице Прорезной 12. Направляемся туда.

На входе сидит дежурный. “Известно ли вам обо всем этом и что должна делать в таком случае полиция?” – спросили мы.

– Нужно заявление, – ответил дежурный. – Будете писать?

– Конечно же, будем.

– Тогда подождите в коридоре, к вам спустятся.

5 минут ждем… 10… 15… Наконец к нам вышел сотрудник, который представился Романом Войчуком. “Этот дед – известный персонаж. Мы его периодически оттуда гоняем, последний раз это делали несколько месяцев назад. Но он постоянно возвращается. Похоже, придется снова его гонять. Хорошо, пишите заявление”, – говорит Роман Войчук.

Главное управление Нацполиции г. Киева

Заявление – в отделении, поэтому теперь полиция обязана открыть дело. Красноречивый факт: на написание заявления ушел ровно час времени.

Теперь необходимо еще занести в участок аудиозапись нашего разговора с человеком, который знает правду о происхождении слова «шекель», но обязательно на… диске CD-R. Это чтобы ее можно было приобщить к делу.

Интересно, они где-то продаются еще, такие диски? Ведь мода на них прошла лет 10-15 назад.

Между тем, то, что на столичном Майдане Независимости до сих пор торгуют «Гитлером», – прямая халатность полиции. Юрист Дмитрий Богуславский объяснил, как должна действовать полиция в подобных случаях:

“Полиция начинает расследование преступлений (“открывать дело”) или по собственной инициативе, или по сообщениям граждан (заявлениям), информации в СМИ и тому подобное.

Теоретически можно подать заявление в полицию (для этого его даже писать не надо – достаточно дать объяснения в полицейском отделении) и начнется следствие. Если же дело не возбудят, можно обратиться в суд, и суд с вероятностью 99% обяжет полицию возбудить дело.

Такая мера воздействия как предупреждение в этом случае не предусмотрена – представьте себе, полицейский видит, как кто-то насилует женщину (законченное преступление) и вместо того, чтобы привлекать виновного к уголовной ответственности, выносит ему предупреждение”, – объясняет Дмитрий Богуславский. А нас, напомним, в участке заставили подавать письменное заявление.

Впрочем, нужно ли письменное заявление или хватит устного обращения – вопрос второстепенный.

Проблема остается старая: на Майдане, известном во всем мире, каждый раз уже в течение многих лет, и в 2018-м, почти в пятую годовщину Революции достоинства, торгуют ксенофобской, запрещенной в Украине литературой, которая это человеческое достоинство грубо унижает и правоохранители, похоже, никак не могут не только в деталях это расследовать, но и просто этому помешать. Вы говорите, что возьмешь с психически больного человека? А лечить. По крайней мере, сделать так, чтобы у него не было возможности позорить Украину и украинцев. Потому, если нужна идеальная иллюстрация к слову «ганьба» – как раз ее имеем.

Николай Романюк, Киев

P. S.: На самом деле, купить книгу Mein Kampf – не проблема. Ее активно предлагают в интернете – на популярных платформах онлайн-объявлений OLX, Prom.ua и на американской Amazon. Google предлагает приобрести эту книгу в сотнях мелких книжных интернет-магазинах, среди которых есть как российские, так и украинские.

Скрин-шот поисковика – ищем “Купить Mein Kampf”

Цены – разные, от 10 до 30 долларов в зависимости от издания. Кроме того, текст Mein Kampf можно бесплатно скачать из интернета, как с сайтов с украинским доменом, так и с российских. Это все что, нельзя заблокировать, как блокируют детскую порнографию? Не верится…

Источник: https://www.ukrinform.ru/rubric-society/2580420-mein-kampf-po-400-grn-na-majdane-i-urok-antisemitizma-v-pridacu.html

Отказ магазинов Эстонии от

Майн кампф запрещена

ТАЛЛИНН, 25 июл — Sputnik, Олег Леонтьев. Запрещенная в России к изданию и распространению книга Адольфа Гитлера “Майн кампф” (“Моя борьба”) вскоре выйдет в Эстонии дополнительным тиражом. Первый выпуск эстонского перевода гитлеровского опуса уже полностью распродан.

Кто и почему решил переиздать “Майн кампф” в Эстонии

Издателем “Майн кампфа” в Эстонии выступил Мати Нигул, чье издательство Matrix Publishing не первый раз публикует одиозно-скандальные книги.

В копилке Нигула уже есть несколько книг известного английского сторонника теории заговоров Дэвида Айка, воспоминания высокопоставленного эстонского коллаборациониста Хьялмара Мяэ “Как все осуществилось”, нашумевшая в США “Индустрия Холокоста: кому и как извлечь выгоду из страданий евреев” Нормана Финкельштейна, а также историческое расследование “Вапсы” Тийта Мадиссона.

По словам самого Нигула, переданным порталом Objektiiv, издание таких книг не всегда оправдывает себя с коммерческой точки зрения, однако он занимается этим из “идейных соображений”. Впрочем, с продажей “Майн кампф” в Эстонии проблем пока не предвидится.

В своей аннотации к эстонскому изданию “Майн кампфа” Нигул написал, что мысль опубликовать это “историческое произведение” возникла у него задолго до того, как в 2016 году перестали действовать авторские права на гитлеровскую книгу. “Именно потому, что ее все так очерняли”, — пояснил он.

Уровень неонацистских настроений в Эстонии бьет рекорды >>

“Последний толчок к этому пришел после того, как на ETV один из лидеров общественного мнения заявил, что, насколько ему известно, в Эстонии нет издательства, которое хотело бы получить на свою репутацию такое пятно, как публикация “Майн Кампф” Адольфа Гитлера.

В течение 15 лет я издаю только те книги, которые ни один другой издатель не хотел бы публиковать, поэтому я решил издать и ее.

Пока в нашем государстве все еще действует как свобода выражения мнений, так и свобода печатания (“СЛОВО СВОБОДНО” на толстовке президента!), пусть читатели сами решают, что им читать, а что нет”, — заявил Нигул.

Особенности национальной книготорговли

На эстонский перевод “Моей борьбы” с немецкого у радиоведущего Маргуса Лепа ушло два года. В 2019 году Matrix Publishing выпустил 537-страничный “Майн Кампф” в твердой обложке ограниченным тиражом. Продажа книг велась через несколько торговых книжных сетей и интернет.

Сеть Rahva Raamat за полтора дня продала 150 экземпляров “Майн Кампф” из 700. После этого руководство сети решило, что не будет продавать “Майн Кампф”, изданную без соответствующих комментариев историков. Несколько больше времени на принятие аналогичного решения ушло у руководства сети Apollo, которой было прислано 200 экземпляров.

Отказ Rahva Raamat и Apollo продавать “Майн Кампф” не смутил издателя. Книга по-прежнему успешно продавалась в небольших магазинчиках и через интернет. Кроме того, свою помощь в продаже “Майн Кампф” предложил скандально-известный общественный активист Тийт Мадиссон, уже имеющий опыт продажи собственных произведений, в том числе и написанных им самим воспоминаний “Моя борьба”.

© Sputnik / Аллан Хантсом

Тийт Мадиссон

По словам Мадиссона, поскольку книжные магазины прибавляют к книге около 45-50% к желаемой цене издателя, то прибыль от продажи гитлеровского опуса была бы весьма солидной. “К сожалению, бизнес был испорчен политкорректностью, глупостью и, вероятно, подчинением рекомендациям известных сил”, — заметил он.

© Sputnik / Аллан Хантсом

Книги Тийта Мадиссона

После того как весь тираж был распродан, началась подготовка к дополнительному изданию “Майн Кампф”. В настоящее время идет подписка с целью определить нужное количество экземпляров. Новый тираж поступит в продажу уже 8 августа.

“Моя борьба” в Эстонии

Matrix Publishing не первое эстонское издательство, выпустившее “Майн Кампф”. В библиотеках и на книжных развалах еще можно достать 602-страничное издание 2017 года в мягкой обложке от издательства Andres. А на сайте популярной среди “национально мыслящих” представителей титульной нации радиостанции Nõmme raadio можно прочитать “Майн Кампф” в эстонском переводе.

© Sputnik /

Снимок с экрана книжного интернет-магазина

Кроме того, в 2003 году житель острова Сааремаа Пеэтер Каськ начал своими силами переводить гитлеровское произведение. Каськ успел напечатать и распространить в определенных кругах первые шесть глав книги, после чего был вынужден прервать работу. Причиной, по его словам, стали угрозы “темных сил” здоровью его близких.

История “Майн кампф”

Известно, что книгу “Моя борьба” вождь НСДАП Адольф Гитлер написал в период отбывания наказания за “пивной путч” в Ландсбергской тюрьме. Редактором книги стал его заместитель по партии Рудольф Гесс.

Некоторые историки, впрочем, полагают, что книгу написал сам Гесс, а Гитлер только надиктовывал ему в общей форме свои идеи и воспоминания, так как ни до, ни после “Майн Кампф” литературные дарования фюрера никак не проявлялись.

© Sputnik / Фонд РИА Новости

“Моя борьба” представляла собой автобиографию Гитлера, краткую историю его партии и изложение идей национал-социализма.

Первый том книги был опубликован в 1925 году, а второй, “Национал-социалистическое движение”, — в 1926-м.

Первоначально книга называлась “Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости”, однако издатель Макс Аманн посчитал такое название слишком длинным и сократил его до двух слов.

До прихода Гитлера к власти книгу покупали в основном члены НСДАП, однако после 1933 года ее тиражи и количество продаж резко выросли, так как книгу стали в обязательном порядке выдавать не только каждому национал-социалисту, но и германским молодоженам вместо традиционной Библии. За каждое переиздание книги Гитлеру начислялось от одного до двух миллионов марок, что принесло ему целое состояние.

“Моя борьба” в современном мире

После капитуляции Германии авторские права на книгу Адольфа Гитлера перешли от издательства НСДАП Franz-Eher-Verlag правительству США, которое в 1946 году передало их правительству Баварии. Баварское министерство финансов не давало разрешений на издание “Майн Кампф” и просило другие государства запретить ее издание и распространение.

Срок действия авторского права на “Мою борьбу” в Германии закончился 31 декабря 2015 года, после чего любой издатель мог свободно ее выпустить. Книгу Гитлера выпустили в целом ряде стран, в том числе на русском, японском, турецком и арабском языках.

Источник: https://ee.sputniknews.ru/estonian_news/20190725/17322886/otkaz-magaziny-Estonia-Mein-kampf-ne-stal-problema-gotovitsja-novyj-tirazh.html

Защитник Права
Добавить комментарий